Начался судебный процесс по убийству главы нижегородского отделения Российского военно-исторического общества Олега Казаринова

Начался судебный процесс по убийству главы нижегородского отделения Российского военно-исторического общества Олега Казаринова
Фото: politbook.ru
Олега Казаринова убили 12 июля

В Нижнем Новгороде начинается суд по делу об убийстве одного из лидеров российских военно-исторических реконструкторов Олега Казаринова. Его странная гибель при подготовке к фестивалю «Щит и меч» вызвала большой резонанс и в Нижегородской области, и за её пределами — у Казаринова было огромное количество друзей и знакомых. После преступления возникло много вопросов, ответы на которые будут искать в ходе громкого процесса.

 

Охранник в гимнастёрке

Олегу Казаринову было 52 года. Он возглавлял нижегородское отделение Российского военно-исторического общества, был замруководителя Нижегородского филиала Российской ассоциации реставраторов, писал книги по истории. Постоянно куда-то ехал, с кем-то встречался, устраивал мероприятия… Этим летом он занимался организацией фестиваля «Щит и меч» по военно-исторической реконструкции событий начала Великой Отечественной войны.

Фестиваль должен был открыться в музее-заповеднике «Щёлковский хутор». Накануне Олег и ещё человек 20 человек приехали готовить территорию к масштабному действу. Среди них был 36-летний Сергей. Никто и представить не мог, что уже через несколько часов этот человек, которого из собравшихся мало кто знал, станет главным участником кровавой трагедии…

— Я видел его до этого несколько раз, — вспоминает председатель Нижегородского объединения военно-исторических клубов Андрей Груздев. — Он как-то ездил зрителем на нашу реконструкцию. Один раз ездил как участник. Какой-то агрессии с его стороны я не замечал…

В «Новик» Сергея привёл его тёзка, также Сергей, который уже не один год участвовал в реконструкциях.

— Частное охранное предприятие, в котором он работает, оказывало услуги организации, в которой работал я, — рассказывает нижегородец. — Так мы с ним года три назад и познакомились. Как-то я рассказал, что участвую в военно-исторических реконструкциях. Он заинтересовался, захотел посмотреть, поучаствовать. В феврале и мае 2018 года я брал его с собой в Ковров на реконструкции.

Сергей рассказывает, что они договорились утром 13 июля поехать на Щёлковский хутор готовиться к фестивалю.

— Я дал ему гимнастерку, ещё кое-что из амуниции, — продолжает нижегородец. — Но 12-го около 6-7 часов вечера Сергей позвонил мне и сказал, что уже приехал на Щёлковский хутор. По голосу понял: он выпивши…

 

Последний звонок

Свидетели вспоминают, что парень в красноармейской форме образца 1941 года действительно был навеселе, вёл себя шумно и назойливо.

— Замечаний мы ему не делали, хотя между собой обсуждали, что это нехорошо — в таком виде тут находится. Спиртное на наших мероприятиях не приветствуется, — поясняет Андрей Груздев.

В 11-м часу вечера в беседке сели ужинать. По словам участников событий, Сергей вошёл и, выражаясь нецензурно, крикнул, что здесь что-то очень много «немцев». Затем он сел рядом с Олегом, который был в красноармейской форме. Этому никто не придал значения, но через несколько минут Сергей вдруг обхватил левой рукой Казаринова за шею и притянул к себе.

— Олег, нужна помощь? — стали спрашивать друзья.

— Да нет, всё нормально, — ответил тот.

И всё же несколько человек подошли, попытались убрать руку Сергея. А он вдруг сам отстранился и положил на стол нож в крови.

— Я спросил: «Он что, тебя порезал?», — продолжает Андрей Груздев. — Олег ответил: «Да».

Охранника оттащили, Казаринова положили на лавку. Он был в сознании, сказал, что там, где

рана, жжёт…

Жена Олега Наталья вспоминает, что муж позвонил ей в 22.43, сказал, что закончили подготовку к реконструкции, останется ночевать. А в 22.54 позвонил снова. Сказал, что «произошла неприятность» — неизвестный ему парень из числа участников мероприятия ударил его ножом под ребра. Узнав, что Олега повезли в больницу №35, Наталья сразу поехала туда. По её словам, лёжа на каталке, муж был в сознании, улыбался и шутил. А через 20 минут после того, как привезли в больницу, во время операции, у него остановилось сердце. Реанимационные мероприятия продолжались больше часа, но чуда не произошло. Врачи не исключили, что роковую роль сыграл ранее перенесённый инсульт.

 

История под градусом

Сергей убежать не пытался, не сопротивлялся при задержании. Следователю признался, что, собираясь на Щёлковский хутор, выпил примерно три четверти стакана водки. На Щёлковский хутор взял литр водки и три бутылки пива. На месте ещё выпивал. С собой у него был охотничий нож, им резал закуску. Сергей рассказал, что сел на лавку рядом с мужчиной, с которым не был знаком. Нож у него был в правой руке. Им он ударил этого мужчину. Почему — не знает. Пьяный был.

Через полтора месяца после ареста Сергей стал уверять, что приобнял Казаринова за шею, это кому-то не понравилось, его руку попытались убрать. В этот момент он покачнулся и ударил Олега ножом совершенно случайно. Убивать не собирался.

У следствия и прокуратуры другая позиция. Как сообщила нам старший помощник прокурора Советского района Нижнего Новгорода Мария Давыдова, обвинение предъявлено по статье «Убийство». Удар ножом был нанесён в область жизненно-важных органов.

Завтра, 3 октября, восстановление картины случившегося начнётся в суде. До сих пор у Сергея, автослесаря по образованию, проблем с законом не было.

Вдова Олега Казаринова заявила иск о возмещении морального и материального вреда на 1,3 миллиона рублей.

Эксперты признали Сергея вменяемым.

Стали свидетелем происшествия, знаете участников события?
Сообщите об этом в редакцию "Нижегородской правды" по телефону (831) 233-94-53 или отправьте сообщение на почту news@pravda-nn.ru
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки