«Личность. Деятель. Творческая натура»

«Личность. Деятель. Творческая натура»

Одни в буквальном смысле без ума без него: подходят прямо на улице и говорят добрые слова. Я видел сам, как перед дворцом спорта «Нагорный» болельщик «Спартака», показывая на Серикова пальцем, вскричал: «Это же, он… Как ваша фамилия? Это Сериков, который не дал построить небоскрёб в Кулибинском! Спасибо вам!»

Другие считают Серикова капризным, упрямым. Но и первые, и вторые наверняка согласятся, что Александр Алексеевич Сериков — личность. Деятель. Творческая натура. И не только потому, что недавно был удостоен высокого звания «Почетный гражданин города Нижнего Новгорода» (это не единственная номинация, в которой преуспел наш герой).

…Мы встретились «у полицейского» на входе в Покровку, с недоумением потоптались на ее новой диковинке – «подножной», вмонтированной в тротуар карте центральной улицы Нижнего (карта – это листы светлого, увы, уже пошедшего пятнами, металла с контурами зданий Покровки и текстами). Вспомнили художника Рукавишникова, который гораздо лучше (из бронзы) создал похожую композицию (знак «нулевого километра» в Москве, около Исторического музея), прошли в кафе и сели за столик.
И я включил диктофон.

— На самом деле твой юбилей — это и моя жизнь, мы знакомы по комсомолу года как минимум с 1972-го. С тех пор сохранился мой искренний, непрекращающийся интерес к персоне Александра Алексеевича. Честно.

— Спасибо, Сергей!

— Итак, первый вопрос – титул почетного Гражданина города. Что он означает для тебя, к чему подвигает, если смотреть вперед?

— Звание Почетного гражданина – это высокая оценка того, чем ты занимался, того, что сделал. Если говорит очень коротко, то я пытался внести какую-то лепту в развитие этого города. И делал то, что умел. А что я умею? Поскольку мое рабочее место это Нижегородский район — с момента поступления в институт моя трудовая книжка из него никуда больше не уходила — я знаю это место. Знаю многих людей – еще больше знают меня в силу разных обстоятельств.

Было время — тогда я в качестве вице-губернатора работал замом у Склярова, Губернатора области – мы проиграли выборы. Проиграли с разгромным счетом – Иван Петрович, действующий Губернатор, не должен был Геннадию Ходыреву проиграть, но проиграл. Причин много – тут и организация избирательной кампании, и тренды, и прочее, словом, проиграл. В этой связи я подумал — теперь предстоит быть безработным? И пошел в депутаты законодательного собрания. Для меня принципиальным было избираться только в Нижегородском районе, только в историческом центре, где живет интеллигенция – и бывшая партийная, и нынешняя. Для меня было принципиальным избраться здесь — это было бы оценкой моей предыдущей деятельности.

Выборная кампания оказалась успешной: у конкурентов, в том числе и у очень сильных, таких как, Ольга Носкова – я выиграл, набрав в три раза больше голосов. При том, что была еще одна, грязная «оценка» моей деятельности – в субботу, накануне выборов фасады домов по кольцу трамвая «2» были исписаны фразой — «Сериков – вор!» Много лет потом эти лозунги красовались! Тем не менее, мне удалось победить и это была оценка.

Но эта оценка 2002 года была уже давно, после этого было много других дел — и депутатская деятельность, на мой взгляд, прошла вполне успешно, и, самое главное, общественная, бесплатная работа, которой я занимался последние несколько лет на улице Рождественской, это был вклад в развитие города – все это дало возможность Городской Думе принять решение о присвоении мне такого солидного звания. Оно очень высокое. А что выше, кстати? Городской сумасшедший или Почетный гражданин города? Шучу. Но поскольку Почетный гражданин — официальное звание, а второе звание — неофициальное, пусть они идут нога в ногу.

— А кто выдвинул тебя на звание Почетного гражданина города?

— Меня выдвигала общественная организация Фонд «Земля Нижегородская». Мы создавали ее с Валерием Павловичем Камальдиновым в 1991 году, она успешно функционирует. Когда-то это был филиал фонда «Возрождение», которым Руцкой командовал, но в 1994 году мы ее перерегистрировали в «Землю Нижегородскую». Наш Фонд – это общественная организация, которая на территории Нижегородского района в частности провела массу очень масштабных проектов. Это работа с детьми, школами — дети должны изучать свой город, через изучение и знание надо способствовать тому, чтобы они его любили. А если они будут его любить, они будут его беречь. И на этом направлении я считаю, что наш Фонд, и я как его руководитель достигли больших успехов.

— Фонд, как я знаю, получал грантовую поддержку правительства области…

— Да, конечно. Но я должен сказать, что поскольку есть еще так называемый депутатский фонд в законодательном собрании, то на проведение этих проектов, поддержку школ, материальную поддержку, я тратил и все деньги этого фонда.

— Поэт сказал «Время итожить то, что прожил» – наверняка ты задумывался об этом в преддверии 70-летия? Сейчас, оглядываясь назад, какие точки на карте Нижнего особо дороги и памятны тебе?

— Помните, мы ходили на хоккей? (Сериков от имени главы Нижегородского района Алексея Мочкаева пригласил нас, активистов организации ветеранов комсомола «Комсомольская площадь» на матч Турнира на призы Губернатора области). Когда человек поблагодарил за парк Кулибина? Так вот — в парке Кулибина должен был строиться дом: тогда были выборы мэра города Нижнего Новгорода и на первом этапе под патронажем Сергея Кириенко конкурировали два человека — Вадим Булавинов и Михаил Дикин. Им было сказано, что кто наберет к такому-то моменту больше рейтинг, на того и будет ставка. В итоге предпочтение было отдано Булавинову, но поскольку Дикин сильно вложился в организацию выборов, ему подписали решение о выделении в парке Кулибина места под строительство 27-этажного дома. Если быть точным, то там есть «кафушка» и от нее «пятно застройки» в сторону Ошарской. Это, вроде бы, уже не территория объекта культурного наследия, но для людей она все равно ассоциировалась с парком. Так вот — мне удалось организовать общественное мнение, воспротивиться, в итоге было принято решение не строить в этом месте!
…И Покровка, где мы находимся — часть моего дома, и Рождественская такой же дом: ты идешь, люди идут рядом и слышишь порой – «А это же Сериков!». И кто-то вдруг скажет: «Вам спасибо!». Я говорю – «за что?» В ответ: «Вы мне очень помогли двадцать лет назад!» …Поскольку это бывает достаточно часто, считаю, что это надо отнести к самым главным результатам моего труда. Можно говорить – ты построил это, сделал это, но слова благодарности не менее важны, они наяву. Когда они произносятся публично, по сути, незнакомым человеком — я считаю, что это достижение.
Второе – я думаю, за это и оценивали, это моя общественная деятельность по реализации проекта на территории Рождественской стороны, когда городские власти вкладывали деньги в то, чтобы изменить инфраструктуру этого пространства, а я каждодневным трудом пытался создать в нем некие нематериальные ценности.
Да, если вспоминать, что еще есть в активе, то я с удовольствием скажу, что 1/3 того, что построено в микрорайоне «Верхние Печоры» — это тоже «мое»! Как председатель госкомиссии, я своей подписью вводил эти дома в эксплуатацию.

— Ты произнес слова «общественное мнение». К этому термину можно всерьез относиться?

— Мне кажется, что и сейчас, и в предыдущие годы общественное мнение имеет очень важное значение. Мы помним – и по комсомольской и партийной работе, и по государственной – пришел человек и сказал: я считаю, что это не так. Ну ладно, прислушались – особенно, если это сделано аргументированно и авторитетно. Приходят двое — говорят то же самое. И ты понимаешь – пусть это не социологическое исследование, а личное наблюдение, или «сорока на хвосте принесла» — эти проявления, сигналы, скажем так, надо учитывать в своих действиях и опираться на это. Опора на общественное мнение крайне важна. Потому что существуют противоречия в отношениях власти и общества…

— Перебью – и все-таки здесь, в Нижнем, общественное мнение, анализируется, уважается, учитывается?

— Опять вспоминается комсомольское и партийное время. Так вот: учет общественного мнения в той самой партократической системе был совсем не такой, как сейчас. Я считаю, что лучше — потому что не было этих самых частных интересов, которые бы подминали под себя действия властей при принятии ими решений. И сегодня существует общественное мнение, общественные оценки и власть, принимая решение, их слышит наверняка. Но иногда пытается не учитывать.

Хочу коснуться очень важной темы. В соответствии с Градостроительным Кодексом существует система общественных обсуждений. В Нижнем Новгороде, в Уставе города тоже прописано тема общественных слушаний и обсуждений — они проводятся в таких-то, таких-то случаях. Однако инициатор – а это как правило, глава города — может воспринимать их только лишь как рекомендацию и не больше. Это в принципе неправильно.

Еще раз скажу — тема общественного мнения крайне важна, а та ситуация, как его учитывают – и в городе, и в области — должна быть пересмотрена. Потому что ценность общественного мнения и частного мнения — это «две очень большие разницы».

— Имя Серикова ассоциируется с самостоятельностью позиции. А там, где самостоятельность, там препятствия на ее пути и сложности отношений. Твой характер помогал или мешал тебе?

— Я думаю, что помогал. Наличие позиции по тому или иному вопросу, непрятание головы в песок, чаще всего помогало. Но и мешало очень часто… Когда Валерий Павлинович Шанцев, например, предложил мне освободиться от всех партийных должностей в «Единой России», в том числе от должности руководителя Общественной приемной Владимира Путина. Почему это случилось? Мне самому было интересно получить ответ на этот вопрос. И я пришел к «министру двора», руководителю аппарата правительства области Анатолию Ивановичу Силаеву: «За что же Вы меня так?» Он секунд двадцать помолчал, а потом сказал: «А ты забыл, как проводил депутатское расследование по улице Богдановича?» (в 2010 году законодательное собрание области приняло постановление с весьма жесткими определениями в адрес правительства на основании заключения комиссии, проводившей расследование по фактам нарушений при строительстве в микрорайоне «Печерская гряда». Комиссию возглавлял Сериков).

Так что характер повлиял – с тех пор я активно (время стало больше) занялся изучением города Нижнего Новгорода и популяризацией его наследия. Атомизируем процессы, что называется.

— А может быть все, что не делается – все к лучшему?

— Я думаю, что даже к счастью, потому что приходит время, когда можно делать одно, а приходит время, когда можно и нужно делать другое.

— Ты амбициозный человек? Каким ты себя в этом плане позиционируешь?

— Как мягкий, скромный, (смеется – Р.С.), но если говорить об амбициях, то конечно же, они есть. Но больше всего, что, принесло мне пользу в жизни, это не хватание звезд с неба, а каждодневная мыслительная работа и практические действия.

— В твоей биографии указано, что ты 13 раз избирался депутатом разных уровней…

— Четырнадцать.

— А ты считал, сколько раз ты получал «пинки», выговоры?

— Надо посчитать… Вот такой случай, например, вспоминается.
…Самое начало работ по строительству станции метро «Горьковская». Привозят синий забор, блоки, жители видят это, начинают собираться, выходит большое количество людей. Потом они, взявшись за руки, начинают мешать монтажным работам! А я — председатель Нижегородского райисполкома, на мне лежит ответственность за эти беспорядки. Мне надо найти золотую середину между действиями органов власти и общественности, которая решила повозражать. Пытаются начать митинг на площади — я их увожу в зал бывшего Управления материально-технического снабжения по Волго-Вятскому региону, расположенному поблизости, делаю это специально, чтобы на улице не орали. Около 600 человек там убралось, шумят, дебатируют. Вроде бы обошлось, ан нет!

Первому секретарю горкома партии Льву Николаевичу Февралеву (тоже наш, комсомольский, вроде бы, товарищ – был первым секретарем Горьковского обкома комсомола) эта дискуссии на площади и в УМТС не понравились и он инициировал вынесение вопроса на бюро обкома КПСС с формулировкой — не мало, не много! — «О персональном деле коммуниста Серикова». За то, что он, мол, своими действиями провоцировал возникновение всех беспорядков. У нас, мол, финансирование открыто, метро городу нужно, а председатель райисполкома вместо того, чтобы помогать, занял не понятно какую позицию.

В это время первый секретарь обкома партии Юрий Николаевич Христораднов отсутствовал в городе, его обязанности исполнял Геннадий Максимович Ходырев, не так давно прибывший, тоже в прошлом бывший I секретарь Московского райкома комсомола. И его пока нет, все в ожидании. И только руководитель Метростроя в порядке разминки попробовал удобный для него тезис, что «дело идет плохо со строительством…персональное дело Серикова совершенно правильное… так себя коммунисты вести не должны…» раздался уверенный голос Виктора Александровича Карпочева, начальника областного УВД, тоже бывшего первого секретаря обкома комсомола: «Товарищи члены бюро – я начальник УВД и окна мои на площадь Горького смотрят, так что-то я там никого из вас на этих брожениях не вижу! А Сериков там с утра до вечера с людьми разговаривает и их уговаривает».

Наконец-то приезжает Ходырев и неожиданно спрашивает: «А мы что собрались сегодня?» Февралев объясняет – у нас, мол, персональное дело Серикова, который «способствует народному хаосу». Тут Ходырев «ставит точку»: « Я из-за чего опоздал – был сейчас на площади Горького. Походил, послушал людей, люди со мной поговорили. А ведь они все правильно говорят! Давайте-ка закроем это заседание бюро обкома!»

— Мы часто сегодня вспоминаем комсомол с его яркими делами, порывами, верой в то, что ты творишь будущее страны! 29 октября будем отмечать его 100-летие! Но почему ВЛКСМ, как общественная система, так легко исчез с карты общественной жизни страны в 90-е годы?

— Если эту аналогию продолжать, тоже самое произошло и с КПСС.

— Почему?

— Корни проблемы и для той организации, и для другой одинаковы. Комсомол – организация конечно выстраданная, вымученная, но созданная сверху. И когда очень многие ее лидеры пошли в кооперативы, чтобы зарабатывать деньги, то они стали эту организацию разорять. То же самое произошло и в партии — всем захотелось другой жизни и переходный период — с 1987 по 1991 год этому способствовал.

Но, кстати сказать, желание создать организации и массовые движения сверху в современной истории не увенчалось успехом. И ничего заметного и похожего на комсомол нет. А если говорить о востребованности комсомола снизу, то она сегодня на уровне ностальгии, прежде всего у людей нашего поколения.

— Как ты считаешь — есть перспектива у движения ветеранов комсомола – оно в области именуется, как ты знаешь, «Комсомольская площадь», в стране «Воспитанники комсомола – мое Отечество»?

— Перспективы в кругу друзей, знакомых и родственных по духу отношений возможны. При этом численность такого рода местных сообществ или объединения будет небольшой. 29 октября будет происходить активизация этого процесса, когда микроструктуры по степени своего родства и знакомства собираются и вспоминают минувшие дни. И им хорошо, потому что они себя вспоминают молодыми, но с возрастом это отойдет. Перспективы нет.

— Позволь не согласиться с тем, что «перспективы нет»! Мы же были «передовым отрядом советской молодежи», а значит а) остались неравнодушными б) не выключенными из социума, в) активными – тем более, что возможности для этого демократия (даже в том виде, как сегодня) дала! Перспектива есть, но она должна проверяться собственной деятельностью, собственной гражданской позицией. Или другой возьми пример — газеты «Комсомольская правда», «Московский комсомолец». Идеология ушла, а названия остались. И они работают, в современных уже реальностях.

— Согласен. Давайте вместе, как сообщество, осмыслим этот вопрос. И вообще – надо по-новому, более глубоко и философски вникнуть в то, как существуют ветеранские движения в стране. Чтобы и людей поддержать, и традиции не утратить, и в будущее посмотреть. Ведь это тоже сообщества, причем важные и действующие.

— Прошу тебя, дай свое собственное определение – кто такой Александр Сериков.

— Александр Сериков – один из жителей города Нижнего Новгорода, который постоянно придумывает что-то для себя, пытается встроить в реализацию придумок большое количество людей и находить при этом некий позитивный результат.

— Кого в своей жизни ты считаешь ориентирами, знаковыми фигурами?

— Вопрос поставлен глубоко. Но если дать собирательный образ, то я на первое место поставил бы Карпочева Виктора Александровича. Человек который в моей судьбе сделал очень многое, начиная с рекомендации на должность секретаря райкома комсомола, когда я ему и Марченкову, первому секретарю горкома комсомола сказал: «Ну, вы знаете, вы тут меня рекомендуете, а я вообще-то фильтрами газоочистки занимаюсь на кафедре…». Тогда Карпочев сказал очень мудро – «да подождут они, эти фильтры газоочистки!»

— Твои слова комсомольскому братству. С кем шел и продолжаешь идти этой прекрасной дорогой.

— Круг комсомольского братства не так велик – может быть в силу моего характера, или еще чего-то. Но я должен сказать, что из этого круга каждая персоналия для души и для сердца значит очень многое.

— Не могу не поздравить тебя, комсомольский дедушка, с наступающим 70-летием!

— Спасибо, хотя эта тема грустная…

Сериков Александр Алексеевич
Родился 19 августа 1948 в Саратовской области.
Окончил в 1971 году Горьковский политехнический институт по специальности «инженер-электрик»; Академию управления при Президенте Российской Федерации.
1972-1983 — секретарь Нижегородского райкома комсомола, заведующий отделом обкома комсомола, заведующий отделом пропаганды Нижегородского райкома КПСС.
1983-1984 — директор хлопчатобумажного объединения.
1984-1992 — работал в органах управления городским хозяйством г.Н.Новгорода: заместителем председателя Нижегородского райисполкома, начальником жилищного управления горисполкома.
1992-1995 – глава администрации Нижегородского района г. Нижнего Новгорода.
1995-1999 — председатель правления банка «Нижегородский кредит», директор регионального отделения Мост-банка.
1999-2001 — вице-губернатор Нижегородской области по вопросам социальной политики.
2002-2011 — депутат Законодательного Собрания Нижегородской области, возглавлял комитет по жилищной политике и градостроительству.
2008-2011 — руководитель нижегородской общественной приемной лидера партии «Единая Россия» Владимира Путина.
С 2011 года — руководитель проекта «Рождественская сторона».
Доктор социологических наук (2007).

Принимал участие в сохранении объектов культурного наследия: киноцентр «Рекорд», парк Кулибина и др. Организовал несколько крупных социальных проектов таких как: «Старый Нижний – Молодым!», «Рождественские прогулки», «Старый Нижний. Люди. Улицы. Дворы», «Нижний Новгород 800+» и др.
Женат. Имеет двух дочерей и шестеро внуков.

Беседовал Сергей РОГОЖКИН

Кстати, все интересные и важные тексты мы публикуем на «Дзене».
Подписывайтесь и читайте нас на Яндекс.Дзен.

Подпишитесь на нас

Похожие публикации