«Железный человек» из поселка Смолино

Фото из личного архива Михаила Колмакова

Он очень открытый, улыбчивый и позитивный. В то же время – мужественный, решительный и стойкий. Профессиональный военный – и этим всё сказано. А в последнее время ещё и профессиональный спортсмен. Имя нижегородца Михаила Колмакова сегодня прекрасно известно в мире паратриатлона. А ещё три года назад он даже сам не мог предположить, что его жизнь повернётся так круто…

НАСТОЯЩИЙ ПОДПОЛКОВНИК

– Михаил, вам 38 лет, вы ветеран Приволжского округа войск национальной гвардии Российской Федерации, подполковник запаса…

– Всё верно. В 2001 году окончил Нижегородское высшее военно-инженерное командное училище в Кстове, изъявил желание служить во внутренних войсках, отправился в Чечню, в 46-ю бригаду. Там был назначен на должность командира взвода, потом – командира роты.

– Знаю, что 14 июля 2003 года с вами там случилась трагедия. Вместе с подчинёнными вы проводили инженерную разведку, когда на машине, перевозящей личный состав, обнаружили самодельное взрывное устройство. Боевики уже успели привести в действие механизм заложенного фугаса. Благодаря вашим действиям 12 военнослужащих остались живы. А вы получили ранение, в результате которого у вас была ампутирована рука. Вам тогда было всего 24 года…

– Да, но на этом жизнь не закончилась. Наоборот, я очень хотел жить! Главное было – откинуть жалость к себе, нельзя было сдаваться! Ты сам для себя решаешь: либо ты живёшь, либо нет. В меня это с детства было заложено. Я вырос в военном городке, в посёлке Смолино, и помню, как-то в клуб привезли фильм про Алексея Петровича Маресьева. На меня, ребёнка, этот фильм произвёл огромное впечатление. У человека были ампутированы обе ноги, но он продолжал летать на протезах! А я что? Мне всего 24 года, просто нет руки, и я вполне в состоянии себя обслуживать… Нет, мне очень хочется жить, поддерживать своих близких, быть им полноценной опорой. Моя любовь к семье заставляет меня быть сильным.

– У вас ведь две дочки?

– Старшей, Анне, скоро 16 лет, средней – Марии – 9, и сынуля подрастает. Петру нет ещё и года. Супруга Алёна подарила мне его в прошлом году, когда я вернулся из Японии – на этапе Кубка мировой серии взял там серебро. Причём так получилось, что только я приехал, и мы тут же отправились в роддом. Пол будущего ребёнка не определяли и до последнего не знали, кто родится. Сейчас у нас есть Пётр.

БАЗА ПЛЮС ТРИ ТРЕНИРОВКИ В ДЕНЬ

– Супруге, наверное, приходится нелегко. Вы постоянно пропадаете на тренировках, сборах, соревнованиях…

– Алёна – большая умница, у неё всё получается, да и девчонки помогают. А мне действительно приходится много работать, чтобы выступать на высоком спортивном уровне. В день – по три тренировки. С утра, как правило, плавание (мы в «Дельфине» занимаемся), потом велотренажёр в одном из фитнес-клубов или дома, вечером бег. Бегаем в основном на улице, но иногда тренируемся и в манеже – на «Локомотиве», на «Капролактамовце» в Дзержинске. Что касается разных поездок, то я бы не сказал, что зимой мы часто куда-то уезжаем: за сезон пару раз на непродолжительные сборы. А стартов – немного. Летом выезжаем чаще – и в область («Кусторка» – отличная база), и за её пределы.

– Михаил, вы два раза выигрывали чемпионат России по паратриатлону, в 2016 году были чемпионом Европы, в 2017-м завоевали серебро на этапе Кубка мировой серии. Совсем недавно, в феврале этого года, выиграли 1-й этап Кубка мира в Австралии. Невероятно, что этих успехов вы добились всего за три с небольшим года тренировок!

– За это я безмерно благодарен своему тренеру Сергею Карачарову. В 2014 году я завершил военную карьеру, вышел на пенсию и решил вплотную заняться спортом. Сначала мой выбор пал на лёгкую атлетику, потому что в детстве и юности занимался в нашем клубе любителей бега «Ха-ха» в посёлке Смолино – у Фёдора Николаевича Лупанова. Неплохо бегал средние дистанции, на «тройке» был даже победителем первенства области по своему возрасту. Однако выяснилось, что у парабегунов в программе соревнований сейчас нет такой дистанции, как 3000 метров. И знакомые ребята, братья Темирхановы, порекомендовали мне обратиться к Сергею Карачарову, тренеру паратриатлонистов. Мы познакомились, Сергей поинтересовался, умею ли я плавать, ездить на велосипеде. А я, ещё когда работал, постоянно ходил в «Дельфин», чтобы с позвоночником проблем не было. Показал ему свои результаты. Выяснилось, что для начала очень даже неплохо. Оставалось освоить велосипед. Стали тренироваться, и в первый же год на чемпионате России по паратриатлону я занял второе место, а в следующий раз – первое. Сергей смог найти ко мне подход. Хотя некоторые про меня говорили: ничего не получится, слишком возрастной спортсмен.

– Видимо, Фёдор Николаевич Лупанов в своё время заложил вам отличную базу.

– Действительно, мне было с чего расти. Позже я постоянно тренировался в военном училище: занимался военным пятиборьем, а это полоса препятствий, стрельба, плавание, метание гранаты, кросс. Когда служил, заниматься продолжал, да и с солдат в плане физического развития спрашивал. Они, может, за это на меня обижались, но за компанию вынуждены были бегать, – смеётся Михаил.

ПОДГОНЯЛИ… АКУЛЫ

– На этапе Кубка мира в австралийском Девонпорте вы плыли 750 метров по Индийскому океану, 20 километров ехали на велосипеда и 5 – бежали. Расскажите подробнее, как складывались для вас эти соревнования.

– В плавании я финишировал вторым, вслед за местным, австралийским, спортсменом. Он очень хорошо плавает.

– Кстати, не замёрзли? Какова температура воды в это время года в Индийском океане?

– Было не холодно, вода – около плюс шестнадцати. К тому же у нас используются гидрокостюмы, которые придают плавучесть и не допускают переохлаждения тела. Проблема была в другом – скопление акул! Из-за их наплыва одни крупные соревнования по триатлону даже отменили. Когда стартовали мы, вокруг, конечно, стояли лодки наблюдения, охрана, но всё равно было немножко не по себе от этой информации. Я для себя решил: буду держаться в серединке. Главное – не оказаться последним, – смеётся Михаил.

– Велогонку вы также завершили вторым.

– Там сложилась неоднозначная ситуация. В транзитную зону мы прибежали вместе со спортсменом, который приплыл первым. Он переоделся, сел на велосипед и уехал. Через какое-то время я его догнал и стал лидировать. Потом меня стал нагонять спортсмен, который в плавании стал третьим. Надо было проехать шесть кругов. За круг до финиша лидеру всегда подают сигнал, что остался последний отрезок. Я еду и вдруг слышу – мне звенят, а по моим подсчётам ещё два круга ехать. Что такое? Организаторы что-то перепутали? И я решил подстраховаться. Думаю: пропущу вперёд местного паратриатлониста, ему уж точно круги считают. В итоге так и получилось: надо было проехать ещё два круга. Я финишировал в велогонке вторым, но по этому поводу ничуть не расстроился. Знал, что в беге легко обойду лидера: мы же до старта всех реальных соперников изучили – кто как бежит, плывёт, на велосипеде себя чувствует. Это я и сделал.

С КИПРА В ЯПОНИЮ

– Триатлон – очень сложный вид спорта. А люди, участвующие в соревнованиях по паратриатлону, лично для меня вообще герои.

– Спорить не буду: нагрузка идёт приличная. Мне один раз довелось принять участие в Ironman. Это было в конце 2016 года в Сочи, мы вместе с Сергеем Карачаровым выступали. Считается, что любой уважающий себя триатлонист хотя бы раз в жизни обязан пройти эти соревнования. Там нужно проплыть около 4 километров, 180 километров проехать на велосипеде и 42 километра 195 метров пробежать. Триатлон Ironman считается одним из наиболее сложных однодневных соревнований в мире. Любому участнику, закончившему дистанцию до закрытия финиша, навсегда присваивается неофициальное звание «Железный человек».

– Вы закончили?

– Да, но, признаюсь, последние километры марафона я просто шёл пешком, где-то трусил. Неправильно распределили силы. Если честно, больше на Ironman пока не хочу (улыбается).

– У вас сейчас другие задачи. В мае вы стартуете в японском городе Йокогама на мировой серии по паратриатлону. Для подготовки едете со сборной России на Кипр.

– Это примерно такие же соревнования, что были в Австралии: 750 метров вплавь, 20 километров на велосипеде и 5 километров бег. Только на мировой серии дают больше очков, чем на этапе Кубка мира. После Австралии в мировом рейтинге я поднялся на 11-е место (до этого занимал 14-е), а теперь надо попасть в десятку. Задача непростая, тем более что серьёзно усилилась конкуренция: в наш класс паралимпийцев включили ещё одну категорию спортсменов. Если раньше у нас были участники, которые имели ампутацию конечности полностью – либо руки, либо ноги выше колена, то в 2016 году к нам перевели спортсменов с ампутацией ноги ниже колена или с частичным поражением руки. Состязаться, естественно, стало сложнее, поэтому тренируемся ещё более интенсивно. Но в нашем деле главное – не ставить для себя границ!