Чеченский капкан: как генерал Дудаев выиграл свою информационную войну

Газета "Новое дело"
Чеченский капкан: как генерал Дудаев выиграл свою информационную войну
Фото: gettyimages
Дудаев оказался виртуозным психологом

Ровно 30 лет назад, 6 сентября 1991 года, в Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической Республике случился государственный переворот. Местная власть была свергнута, её захватил лидер чеченских националистов генерал Джохар Дудаев. Так начался длительный и очень кровавый чеченский кризис, обернувшийся для нашей страны огромными человеческими потерями и разрушениями…

 

Конечно, Дудаев был законченным мерзавцем, но стоит признать его недюжинные таланты как политика и искусного психолога: он сумел заставить работать на себя не только местных сепаратистов, но и других персонажей, куда более влиятельных в нашей стране…

 

Дудаев и русские националисты

 

Официально считается, что наши так называемые русские национал-патриоты всегда выступали против дудаевского сепаратистского режима, бросившего вызов единству России. Мы помним, как сразу после начала первой чеченской войны в конце 1994 года вождь Либерально-демократической партии Владимир Вольфович Жириновский и лидер пронацистского движения «Русское национальное единство» (РНЕ) Александр Петрович Баркашов метали в адрес Дудаева громы и молнии за то, что его головорезы изгнали из Чечни десятки тысяч русскоязычных граждан.

Однако, как выясняется сейчас, этих «патриотов» и генерала Дудаева связывали не столь однозначно негативные отношения. Оказывается, эти «пламенные защитники русского народа» одно время пытались сдружиться с мятежным генералом.

Например, Жириновский побывал в чеченской столице, городе Грозном, в самый разгар гонений на местное русское население – 6 сентября 1993 года. В это время там проходили торжества, посвящённые двухлетней годовщине «чеченской независимости», куда Владимира Вольфовича позвали в качестве почётного гостя. Видимо, вождь ЛДПР решился на этот визит ради очередного публичного скандала, бывшего неотъемлемой частью имиджа Жириновского.

Что же касается Дудаева, то его тогдашнюю позицию в разговоре с автором этих строк обрисовал бывший заместитель руководителя ЛДПР Алексей Митрофанов. По его словам, Дудаев через Жириновского пытался законтактировать с Кремлём:

«Мы общались с Дудаевым довольно продолжительное время, где-то до декабря 1993 года, пока не победили на выборах в Госдуму. После этого Запад обрушился на нашу партию с критикой, обвиняя нас в фашизме. В Кремле приняли это как руководство к действию, и все наши контакты с Кремлём практически прекратились. Дудаеву как посредники мы стали не нужны».

Тем не менее, до конца 1993 года отношения между Жириновским и Дудаевым складывались прекрасно…

А вот фюрера РНЕ Баркашова в объятия Дудаева влекли более меркантильные цели. Бывший начальник штаба РНЕ Владимир Макариков в интервью газете «Московский комсомолец» поведал следующее:

«В начале марта 1993 года Баркашов и я выехали в Чечню для установления связи с генералом Дудаевым. Добирались на перекладных через Минводы, Приэльбрусье, Нальчик. Пока, наконец, не предстали перед президентом Ичкерии. Встреча была недолгой, и разговор шёл в основном о дружбе русских и чеченцев».

Однако переговоры с Дудаевым ни к чему не привели. А летом 1993 года Баркашов установил прочные связи с личным врагом Дудаева, спикером Верховного Совета РФ Русланом Хасбулатовым, после чего РНЕ прервало все контакты с чеченскими мятежниками…

В июне 1994 года на чеченского президента вышел ещё один видный национал-патриот, председатель организации «Русский Национальный собор» генерал Александр Стерлигов. Генерал позднее так пояснил автору этих строк цели своих переговоров с Дудаевым:

«Запад хочет держать нас в постоянном напряжении, чтобы не допустить усиления нашего влияния где-либо в мире. Для этого создаётся искусственное напряжение с мусульманским миром, от Таджикистана до Кавказа. Дудаев прекрасно понимал этот факт. Он мне говорил, что несколько раз пытался выйти с Москвой на переговоры, но встречал постоянное отчуждение. «Если бы там были русские люди, – с горечью говорил он мне, – я бы давно договорился. А Россией ныне правят какие-то людишки без роду и племени, с двойным гражданством».

Конечно, никакого практического значения эти визиты не имели, но зато информационный эффект был значительным! Особенно для людей, разделявших национал-патриотические убеждения, поверивших на короткое время в чистоту помыслов лидера чеченских сепаратистов и в то, что Дудаев – большой друг русского народа. Для самого же мятежного генерала, в преддверии вооружённого столкновения с Российской Федерацией, это была важная психологическая победа.

 

Дудаев и коммунисты

 

В отличие от национал-патриотов наши коммунисты практически вплоть до самого начала первой чеченской вой­ны не особо интересовались проблемой Чечни. Тем не менее на них очень глубокое впечатление произвели публичные заявления Дудаева в защиту сохранения Советского Союза, сделанные им в декабре 1991 года. Тогда, сразу после Беловежских соглашений, лидер Чечни провозгласил себя чуть ли не единственным защитником расчленённого государства, ликвидированного тремя президентами союзных славянских республик.

Понятно, что эти заявления были сделаны в расчёте на несведущих, так как знающие люди понимали, что никогда ни в какой обновлённый Союз ни Дудаев, ни его окружение входить не собираются. Ещё в июне 1991 года лидеры чеченских нацио­налистов определили своё отношение к СССР: только выход из него по образцу прибалтийских республик. Тем не менее коммунисты поддались на дудаевские «просоветские» словесные опусы. Причём поддались отнюдь не рядовые сторонники учения Маркса-Ленина. Один из самых влиятельных коммунистических лидеров начала 90-х годов, руководитель движения «Трудовая Россия» Виктор Анпилов был так очарован Дудаевым, что заявил:

«Я могу говорить только о личности Дудаева… Он, скажем, появился в форме генерала Советской армии. Меня это греет. Меня греет, что здесь, во лбу у Дудаева, не было двуглавого орла! Это меня греет. Далее. В своё время Дудаев предлагал убежище всемирно известному антифашисту Эриху Хонеккеру. Меня тоже это впечатляет. Мне импонирует позиция Дудаева даже по войне… По сравнению с Ельциным, с его карателями он выглядит человеком. Гуманным человеком!».

Поэтому не удивительно, что с началом боевых действий Анпилов и его движение резко выступили против введения войск в Чечню, став тем самым одним из идейных союзников Дудаева в начавшейся войне…

Дудаев и демократы

 

О роли российских демократов в становлении чеченского сепаратизма и режима генерала Дудаева сегодня известно очень широко. Это ведь именно наши либералы в лице Геннадия Бурбулиса, Галины Старовойтовой и прочих после событий августа 1991 года в Москве ездили в Грозный помогать Дудаеву и его банде свергать законную власть Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР, поддержавшего действия ГКЧП.

Это они затем финансировали сепаратистов на сотни миллионов рублей: соответствующих распоряжений тогдашний кумир либеральной публики, исполнявший обязанности премьер-министра России Егор Тимурович Гайдар подписал не один десяток. Как потом объясняли сами либералы, тем самым они якобы хотели удержать Дудаева в руб­лёвом экономическом пространстве и не дать ему отделиться от России. Мятежный генерал был очень доволен такими щедрыми вливаниями – на полученные денежки он смог хорошо подготовиться к войне с нашей страной, которую всегда рассматривал как врага…

Гораздо меньше российская общественность знает о дальнейшей негативной роли наших либералов в чеченском кризисе… В 1994 году, когда стало ясно, что Дудаев ни в какое «рублёвое пространство» входить не собирается, в Кремле решили его свергнуть силами антидудаевской оппозиции. План свержения разработали выходцы из движения «Демократическая Россия» – тогдашний глава президентской администрации Сергей Филатов и помощник президента Юрий Батурин.

Итог их деятельности был печален: вошедшие в Грозный в ноябре 1994 года войска антидудаевской оппозиции были разгромлены, и Москва была вынуждена пойти на прямой ввод российских войск. Сами же либералы попали тогда в политическую опалу…

Они решили взять реванш тем, что стали всячески критиковать начавшуюся вой­ну, прямыми виновниками которой были они сами. Ради этого демократы даже пошли… на прямое предательство. Во всяком случае, есть свидетельства того, что Юрий Батурин во время войны поддерживал тайные прямые контакты со штабом сепаратистов. Не через него ли к дудаевцам уходила самая секретная информация? В этом плане любопытно свидетельство бывшего главкома наших войск в Чечне генерала Анатолия Куликова.

По его словам, в начале июня 1995 года российская армия загнала чеченцев в горы, где начала их добивать. В это время был перехвачен разговор двух боевиков, один из которых, ссылаясь на своего человека в Москве, убеждал другого, что русские скоро ослабят натиск и прекратят огонь. И точно – через несколько часов пришёл приказ от Ельцина о прекращении огня.

Как потом выяснилось, президента на это сподвигли Филатов с Батуриным. Благодарные бандиты передохнули, и очень скоро недобитая банда Шамиля Басаева захватила город Будённовск. И такими предательскими эпизодами чеченская вой­на насыщена чрезвычайно…

 

Дудаев и пресса

 

деле ведения самой настоящей антивоенной пропаганды либеральным политикам очень помогли российские СМИ, охотно предоставившие этим деятелям свои страницы и эфир.

Впрочем, многие наши журналисты имели свои контакты с Дудаевым, которые установили ещё задолго до начала боевых действий. Они неоднократно приезжали в Грозный, где мятежный генерал принимал их с распростёртыми объятиями и давал самые подробные интервью. Он убеждал представителей СМИ, что его борьба есть сопротивление российскому колониализму, «веками угнетавшему чеченский народ», и что он собирается строить «светское демократическое государство с равными правами для всех граждан, независимо от вероисповедания, политических принципов и национальности». И журналисты охотно верили этим байкам.

Вот почему, когда в Чечню начался ввод российских войск, большинство наших СМИ встали на сторону Дудаева. Особенно здесь отличились те из них, кто входил в медиахолдинг «Медиа-Мост», подконтрольный олигарху Владимиру Гусинскому: телекомпания НТВ, радио «Эхо Москвы» и другие. Например, специалисты подсчитали, что телекомпания НТВ выделяла в своих информационных выпусках по 10-18 минут эфирного времени, посвящённого событиям в Чечне. Из них 80 процентов всех видеосъёмок велись со стороны чеченских боевиков или использовались кадры, сделанные самими сепаратистами. Остальные 20 процентов времени НТВ делило между съёмками разрушенных мирных зданий и воплями «мирных чеченцев» о зверствах российской армии.

В общем, не зря НТВ прозвали дудаевским телевизионным каналом… А ещё выяснилось, что хозяин канала Гусинский трудился на Дудаева не только ради либеральных идей, но и за хорошее денежное вознаграждение. Когда у Гусинского потом спросили об этих вещах, он, не смущаясь, признал свои связи с боевиками, добавив при этом, что «бизнес есть бизнес». Кстати, именно через Гусинского многие либералы поддерживали связь с сепаратистами…

…Вот такая получается печальная картина тех уже далёких событий, в которых мятежник Дудаев сумел обвести великую Россию вокруг пальца. Он задурил головы в России всем, кому хотел: коммунистам обещал восстановление Советского Союза, патриотам – дружбу русских и чеченцев, демократам и журналистам – построение либерального общества в Чечне. В итоге страна и общество к началу первой чеченской войны имели далеко неоднозначное отношение к Дудаеву, даже с большим уклоном в сторону сочувствия. Поэтому, по сути, наше поражение в той войне было предопределено заранее – что, собственно, и случилось в августе 1996 года. России понадобилась ещё одна тяжёлая война, чтобы одержать победу.

Так что цену за свою политическую близорукость российское общество заплатило страшную…

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки