Из России с любовью: чем Нижний Новгород впечатлил Теодора Драйзера

Газета "Новое дело"
Из России с любовью: чем Нижний Новгород впечатлил Теодора Драйзера
Фото: Андрей Карелин
Теодор Драйзер оценил уникальный ландшафт нашего города

Мировая культурная общественность готовится отметить знаковый юбилей: 27 августа исполнилось бы 150 лет знаменитому писателю Теодору Драйзеру. В своё время в Советском Союзе его любили, кажется, больше, чем в родной Америке. И эта любовь была взаимной. Приехав в СССР в 1927 году, Драйзер был совершенно очарован жизнью в стране победившего социализма. И особую роль в этом сыграл Нижний Новгород.

 

Американский дядюшка

 

Идеи социального равенства изначально были близки Теодору Драйзеру. У писателя биография образцового бедняка. Он родился в семье, далёкой от воплощения американской мечты. Отец держал прядильную фабрику, пока у них не сгорели все запасы шерсти. Бизнес пришлось свернуть, а главе семейства пойти на стройку. Вскоре с ним произошёл несчастный случай, и обеспечивать жену и девятерых детей он уже не мог. Три старших брата Драйзера умерли. Семья перебивалась случайными заработками.

Родители прочили Теодору будущее священника, поэтому уже с шести лет он учился в католической школе. Там Драйзер был вечным объектом для насмешек. В поисках лучшей жизни его семья постоянно меняла место жительства, а Драйзер – школы. В конце концов он понял, что религия его совсем не увлекает, в отличие от литературы и искусства.

В 16 лет парень уехал в Чикаго в надежде не только заработать, но и получить образование. Школьная учительница, которая верила в талант Теодора, прислала ему 300 долларов на учёбу в Индианском университете. Однако несмотря на очевидные успехи, ему хватило денег только на первый курс.

Чем только Драйзер не зарабатывал на жизнь – был клерком, возницей, рабочим прачечной и сборщиком платежей. Но в конце концов нашёл себя в качестве журналиста, а потом и писателя.

В 1900 году он написал свой первый роман «Сестра Кэрри» о девушке из провинции, которая пытается стать звездой в Чикаго. Роман был издан лишь четыре года спустя, поскольку его не приняли ни критика, ни общественность. Сюжет был взят Драйзером из жизни: хозяин его съёмной комнаты продал полдома, чтобы уехать в Нью-Йорк с молодой любовницей. Точно такая же история приключилась и с главной героиней книги. Но в издательстве сочли, что это противоречит моральным и эстетическим стандартам американского общества.

Переписанный роман Драйзера всё-таки был опубликован. Потом вышли в свет «Дженни Герхард», «Финансист», «Титан».

И лишь в 1925 году была издана «Американская трагедия», которая сделала 54-летнего Драйзера по-настоящему знаменитым. История молодого человека, любой ценой стремившегося к богатой и красивой жизни, подкупала своей документальностью – детали и характеры были подсмотрены в реальности. Уже в качестве признанного обличителя пороков капиталистического общества Драйзера пригласили в Советский Союз. Одним из остановочных пунктов и стал Нижний Новгород.

Теодор Драйзер славился свой любвеобильностью. Официально он был женат дважды. Первый раз писатель женился на учительнице по имени Сара Уйат. Драйзер сопровождал делегацию выигравших в конкурсе педагогов на всемирной выставке в Чикаго и сразу положил глаз на рыжеволосую красавицу. Уже через два месяца состоялась помолвка. А вот женитьбу Дразйер оттягивал как мог, ссылаясь на финансовые сложности.

Официально они оформили отношения только спустя пять лет. Сара была хорошей женой: она не только вела домашнее хозяйство, но и редактировала тексты Драйзера, исправляла ошибки и даже переделывала слишком откровенные сцены, из-за которых ему отказывали издательства. Но это не мешало Драйзеру постоянно изменять ей. Он также не хотел заводить детей, считая, что не может взять на себя такую ответственность.

В результате они с Сарой расстались. Но она продолжала оставаться в статусе его законной супруги и получала от него 200 долларов ежемесячно. В 1942 году Сара умерла, а через два года Драйзер женился на своей двоюродной сестре Элен Ричардсон, с которой де факто жил последние 25 лет.

Правда в официальном браке они провели всего один год: в 1945 году 74-летний Теодор Драйзер умер от сердечной недостаточности.

Нижний ближний

 

Биографы вспоминают, что в Советский Союз Драйзер поехал настроенным чрезвычайно скептически – его беспокоило уравнение индивидуальности, «большого ума и маленького». Однако увиденное в СССР поразило писателя. Он посещал предприятия, общался с рабочими, изучал условия, в которых живут люди. Так было и в Нижнем Новгороде.

В наш город Теодор Драйзер прибыл 9 декабря 1927 года и сразу отправился смотреть, как живут и трудятся рабочие. Сильное впечатление на него произвёл новый дом  железнодорожников, в котором рабочие были обеспечены всеми удобствами.

В этот же день писатель отправился на текстильную фабрику «Красный октябрь» в Молитовке (ныне центр «Бугров бизнес-парк»). Предприятие было одним из отсталых в то время, и Драйзер раскритиковал руководство за покупку дорогих современных вентиляторов в цеха на фоне устаревшего оборудования в целом.

А вот современная телеграфная фабрика (сейчас завод НИТЕЛ) произвели на него хорошее впечатление. Драйзер с удовольствием пообщался с рабочими и отметил их скорость и ловкость в работе. С телеграфной фабрики американский гость отправился в село Ближнее Борисово, где требовал показать ему дома, в которых люди живут вместе со скотом, а стены покрыты тараканами. Однако все избы оказались образцово чистыми. А беседа с молодёжью в сельском кооперативе довершила благоприятное впечатление от советских реалий. Драйзер, если верить его сопровождавшим, был в полном восторге от поездки в Нижний Новгород.

Впрочем, это подтверждает и письмо писателя в газету «Нижегородская коммуна» (ныне «Нижегородская правда»), которое было опубликовано в номере от 15 декабря 1927 года.

«Нижний Новгород, по-моему, – один из наиболее привлекательных и интересных городов, какие я видел в России. Он мне нравится, потому что он имеет Волгу, потому что он не такой плоский, как Москва или Ленинград, потому что в нём тот же живописный тип русских построек, – и при всех этих чисто русских привлекательных чертах в нём, мне кажется, вполне современная, шумно-деятельная, живая атмосфера американского города.

Могу добавить, что в первый раз я наслаждался действительно солнечным днём и настоящей лунной ночью», – говорилось в письме.

Дальше следовали потоки восхищения русской литературой и русским народом, а в заключение писатель выражал уверенность, что наш народ добьётся всех поставленных целей. И убедили его в этом именно нижегородцы.

Страна ответов

 

Путешествие Драйзера в СССР продолжалось до января 1928 года. Кроме Нижнего Новгорода, за это время он посетил Москву, Санкт-Петербург, Новороссийск, Феодосию, Ялту, Сочи, Киев, Донецк и другие города.

Сопровождающие отмечали эксцентричность иностранца: он встречался с политическими, культурными деятелями и обычными людьми, спорил, задавал неудобные вопросы. Грозился, что уедет, постоянно жаловался на грязь на улицах, плохой сервис и отсутствие тепла в гостиницах. В пути Драйзер даже изобрёл новый согревающий напиток – водку с чаем. Он посещал кино, музеи, театры и со всех постановок уходил после антракта, независимо от того, понравилось ему или нет.

Всё это время Теодор Драйзер вёл дневник, полный восторгов от советской действительности. Впрочем, многие исследователи относят эти восторги на счёт американки Рут Кеннел, которая в то время жила в СССР и была приставлена к Теодору Драйзеру в качестве переводчика и сопровождающей. 56-летний писатель сразу закрутил с ней роман. Рут стала ему любовницей, помощницей, секретаршей и заодно литературным рабом. Именно она делала записи в дневнике, которые Драйзер потом только правил.

Впрочем, он действительно отмечал много плюсов в СССР – это колоссальный рост промышленности, борьба с неграмотностью и отношение к рабочему человеку. Драйзер сделал вывод о комфортных условиях труда и быта советских граждан. Особенно его впечатлило, что оклад забойщика в шахтах оказался больше, чем оклад у Сталина и Луначарского.

Вернувшись на родину, на фоне Великой американской депрессии, писатель всё больше проникался коммунистическими идеями, и в 1945 году, незадолго до смерти, Теодор Драйзер вступил в компартию.

Из-за этого американского классика долгое время недолюбливали на Родине. Но в России он был и остаётся одним из любимых авторов. И это уже навсегда.

Лариса Плахина

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки