Дети дождя. Уникальный проект по профилактике аутизма стартует в Нижегородской области

Дети дождя. Уникальный проект по профилактике аутизма стартует в Нижегородской области
В 4х поликлиниках Нижнего Новгорода запускается тестирование на расстройство аутистического спектра. Фото Александра Воложанина

В Нижнем Новгороде детишек от полутора до двух с половиной лет будут обследовать на аутистические расстройства. Специалисты бьют тревогу: количество малышей с подобными диагнозами растёт в геометрической прогрессии. Только в Нижегородской области каждый год детей с такими расстройствами становится больше на 20-30 процентов. А лет через десять, как предсказывают эксперты, они могут выявляться у каждого второго ребёнка.

Так почему же аутизм стал «болезнью нашего века» и как помочь детям и родителям, которые столкнулись с этим диагнозом?

Чем раньше, тем лучше

До года шестилетняя Ксения развивалась, как все дети. Девочка рано заговорила, но в год с небольшим речь внезапно пропала. Родители обратили внимание и на другие особенности, которые отличали её от ровесников: ребёнок избегал контактов с другими детьми, неохотно шёл на руки, не проявлял интереса к игрушкам.

Мы познакомились с Ксюшей и её мамой в центре длительной реабилитации детей «Добрый сад», созданном в 2016 году на базе нижегородской педиатрической клиники. Здесь оказывают медицинскую, психологическую и педагогическую помощь детям с расстройством аутистического спектра и задержкой психомоторного развития. Ксюша занимается здесь всего четвёртый месяц, но уже есть определённые успехи.

«Добрый сад» рассчитан на 30 «особых» воспитанников, которых приводят сюда как в детский сад, к 9 утра, и забирают через пять часов. Всё это время с ними занимаются самые разные специалисты – педагоги, логопеды, психологи, неврологи, психиатры. В каждой группе не больше шести малышей, и у каждого своя непростая история.


С января в четырёх поликлиниках Нижнего Новгорода запускается тестирование малышей на расстройство аутистического спектра.


Восьмилетняя Ирина – «молчун» с рождения. Она ходит сюда два года, и, по словам её мамы Елены, прогресс налицо: девочка перестала бояться других детей, научилась самостоятельно есть, одеваться. Правда, если бы стали заниматься раньше, перечень достижений был бы ещё шире. Но есть надежда на появление речи.

Вообще вовремя поставить диагноз – самая настоящая проблема.

– Первый раз мы обратили внимание, что ребёнок отличается от сверстников, когда ему было полтора года, – рассказывает Екатерина, мама пятилетнего Димы. – Он странно моргал, ходил на цыпочках, не реагировал на обращение к нему. Но терапевт и невролог в нашей поликлинике посчитали, что надо просто подождать, и всё наладится. Однако улучшений не было. Пришли ещё через полгода, и опять нам повторили, что повода для беспокойства нет. Тогда мы уже начали сами искать хорошего невролога. И только к трём годам у сына наконец определили расстройство аутистического спектра. Столько времени упустили… Ведь могли бы начать заниматься с ним гораздо раньше.


История болезни

Ребёнок с аутизмом может появиться в любой семье, независимо от социального и материального статусов. Причины его возникновения до сих пор полностью не изучены. Выявить такое расстройство до рождения ребёнка, во время беременности, невозможно никакими анализами, как и вылечить его впоследствии.

Мировая статистика свидетельствует, что заболеваемость аутизмом на 66 процентов выше среди детей, родившихся от отцов старше 50 лет, и на 28 процентов выше, если их отцам 40-50 лет. Вероятно, это обусловлено накоплением с возрастом генетических поломок.

Аутичный ребёнок может быть высокоинтеллектуальным, даже проявлять гениальные способности в творчестве или науке, но в то же время может не иметь простейших бытовых и социальных навыков. Скорректировать это состояние можно при помощи особых методик. Это даст ребёнку возможность жить в обществе, учиться и получить профессию.


Вышли из себя

Большинство ребят, которые приходят сюда впервые, не умеют самостоятельно есть, одеваться, играть с ровесниками, боятся большого пространства. Уже через несколько месяцев занятий малыши разительно меняются в лучшую сторону – могут сами себя обслуживать, общаться друг с другом, в их речи появляются новые слова.

– У многих сложные отношения с едой, в которой они очень избирательны: кто-то ест только один вид каши или супа, кто-то вообще хлеб или яблоки, – рассказывает педагог центра Наталья Кофанова. – Усилия различных специалистов помогают решать даже эту проблему, в центре они завтракают и обедают.

Помимо бытовых навыков детям успешно прививают и творческие.

– У нас проводится множество самых разных занятий: музыкальные, арт-терапия, двигательная терапия, физиолечение, массаж, занятия с нейропсихологом, дефектологом, – продолжает Наталья Кофанова. – Раньше такие дети в лучшем случае могли пройти курс обучения в спецшколе, потом их ждал дом инвалидов. Теперь у них есть возможность учиться впоследствии в обычной школе, пусть и в коррекционном классе, получить профессию. А несколько наших ребят впоследствии стали посещать обычные детские садики и школы.

По словам руководителя Центра длительной реабилитации детей «Добрый сад» Оксаны Баландиной, у расстройств аутистического спектра очень много форм – от лёгких, которые воспринимаются как особенности характера, до очень тяжёлых.

– Среди таких детей есть и очень талантливые, главное – помочь им скорректировать свои особенности, – поясняет она. – Определить, нуждается ли ребёнок в реабилитационной помощи, может только специалист.


Языком цифр

556 маленьких нижегородцев имеют расстройство аутистического спектра. Из них у 108 детей диагноз поставлен в 2017 году.

Мальчики страдают расстройством аутистического спектра в четыре раза чаще девочек.


Первая помощь

Самое важное условие для успешной коррекции – ранняя диагностика аутизма. По данным ректора Приволжского медуниверситета Николая Карякина, наиболее эффективный период для реабилитации – от полутора до трёх лет.

– Одно дело, если с ребёнком начали заниматься по специальным методикам в полтора года, и другое, если диагноз поставлен после пяти лет, – поясняет он. – Но даже в этом случае можно улучшить взаимодействие «особенного» ребёнка с социумом.

Именно с этой целью минздрав Нижегородской области и университетский центр психологии и развития детей Приволжского исследовательского медицинского университета запустили с этого года пилотный проект по раннему выявлению аутизма у детей в возрасте от 1,5 до 2,5 года. Проект нацелен также на обучение педиатров распознавать расстройства аутистического спектра (РАС). Выявленных ребятишек с аутизмом будут направлять в центр реабилитации «Добрый сад».

– Этот замечательный центр очень важен не только для Нижегородской области, но и для Российской Федерации, – отметил заместитель губернатора Нижегородской области Андрей Гнеушев. – Благодаря работе специалистов дети с расстройством аутистического спектра смогут впоследствии ходить в обычные детский сад и школу. Здесь накоплен огромный опыт такой работы, который может быть распространён на другие территории страны.

Кстати, центр принимает не только маленьких нижегородцев – на реабилитацию сюда везут детишек со всей России, ведь педиатрический институт имеет статус федерального.

Если пилотный проект сработает успешно, его будут распространять на все детские поликлиники региона.


Когда родителям нужно насторожиться?

  • Ребёнок не лепечет в 12 месяцев;
  • К 14-16 месяцам у него не появилось ни одного слова;
  • Исчезновение уже имевшейся речи после года;
  • Ребёнок не смотрит в глаза;
  • Не хочет обниматься и сидеть на руках;
  • Протестует против игр с другими детьми;
  • Однообразные повторяющиеся движения, долгая сосредоточенность на одном действии.

Кстати, все интересные и важные тексты мы публикуем на «Дзене».
Подписывайтесь и читайте нас на Яндекс.Дзен.

Подпишитесь на нас

Похожие публикации