«Ходили в баню в Монастыре, иногда по часу приходилось ждать очереди». История одной из старейших улиц Выксы

Кто они, и кто жил и продолжает жить на улице, названной в их честь.

«Улицы помнят» – так называлась акция, которую провели Совет ветеранов и гимназия №14 к 100-летию октябрьской социалистической революции. Её участники почтили память семи расстрелянных коммунаров и посетили связанные с ними населённые пункты. А сейчас и вы, не выходя из дома, можете вспомнить или узнать эту историю и с новой стороны познакомиться с одной из старейших улиц города.

1929 год. Городской парк. Обелиск cеми расстрелянным коммунарам

События 1918 года: гибель красногвардейцев в районе Новодмитриевки

Власть советов во многих городах России, в том числе и в Выксе, была установлена мирным путём. Но не все приняли её. В начале 1918 года в Москве эсером Савинковым была создана контрреволюционная организация «Союз защиты Родины и Свободы». Цель – освобождение России от власти большевиков. Муром входил в число 23 городов Верхнего Поволжья, в которых одновременно с Москвой должно было произойти восстание.

Этот план был раскрыт Чрезвычайной комиссией (ЧК) в мае 1918 года, но арестовать руководителя штаба «Союза» чекистам не удалось. Противники советской власти укрылись в разных местах – Ярославле, Рыбинске, Муроме. В ночь с 8-го на 9 июля Муромское отделение «Союза», возглавляемое полковником Сахаровым, подняло восстание. Все советские руководители были посажены в тюрьму. К 11 часам 9 июля восставшие полностью захватили город. Но уже к вечеру того же дня объединёнными силами (в количестве 350 человек) красногвардейских отрядов Владимира, Меленок, Коврова, Кулебак, Выксы и Вили восстание было подавлено. Остатки восставших пытались спастись в муромских лесах. Одна из таких групп двинулась в сторону Выксы, обошла её и остановилась на постой в Виле. Вильские красногвардейцы к этому времени ещё не вернулись. План восставших: через Домики, Унор, Казачку пробиться на юг в добровольческую армию Деникина.

Отряды красногвардейцев Вили и Выксы получили приказ ликвидировать повстанцев. Из воспоминаний Ивана Михайловича Горелова: «На станции Домики нас застала тёмная дождливая ночь. Выслав разведку в составе Суетова, Фокеева, Гоголева, Стрелкова и других, отряд двинулся вперёд. В лесу нас подстерегала вражеская засада… Градом посыпались пули. Убит был товарищ Гоголев. На следующий день вошли в Новодмитриевку. Перед нами открылось жуткое зрелище: около конторы лесничества лежали истерзанные пытками и расстрелянные разведчики Крайнов, Пастухов, Круглов, Елистратов, Фокеев, Ровнов и Стрелков».

«Виля погружалась в плач неистовый и громкоголосый, женский, глухой со стонами в груди и потерянный, детский – звонкий как свирель пастушка… Церковный набат тревогой цеплял душу и возвещал о горе, свившем не под одной крышей себе гнездо» – из книги Александра Москальчука «Выксунские зарницы».

Троих погибших – Елистратова, Круглова, Пастухова – похоронили в Виле, четверых – Крайнова, Фокеева, Ровнова и Стрелкова – в Выксе в городском парке.

Похороны коммунаров

Выкса строится: посёлок в честь земляков

Дореволюционное село Выкса состояло из деревянных или полукаменных частных домов. Для семей приезжих рабочих и специалистов выход был один – снимать жильё в виде комнат, углов, иногда и чуланов. Сразу после Октябрьской революции семьи рабочих расселялись в освобождающиеся кельи монастыря, реквизированные у богачей дома. Крупные специалисты завода жили в «Немецкой колонии» (территория современного ФОКа на Молотово). Этот посёлок из девяти добротных домов был построен в 1890-х годах для семей немецких специалистов, приглашённых на Выксунские заводы Антоном Лессингом.

После революции дефицит жилья в Выксе решили ликвидировать путём строительства многоквартирных домов из дерева целыми посёлками. В разных районах было построено пять таких: имени Кирова или Новая колония, жилкооперации, 11-й годовщины Октября, Лесозаводской и Семи расстрелянных коммунаров.

Посёлок Семи коммунаров застраивался одним из первых в 1923-1924 годах, когда ещё была свежа память о кровавых событиях июля 1918 года, связанных с контрреволюционным восстанием в Муроме. Он включал 10 многоквартирных домов – по пять через широкую дорогу напротив друг друга. Возводился он силами отдела капитального строительства металлургического завода, руководил которым Д.И. Сенчуков. Его семья одной из первых получила здесь квартиру. Каждая квартира имела во дворе сарай и участок земли на две-три грядки.

Посёлок имени Семи расстрелянных коммунаров просуществовал до 1957 года. В 1957 году в городе проводилась работа по упорядочению адресного хозяйства. Все посёлки преобразовали в улицы, так и этот стал улицей Семи коммунаров.

Почти все держали кур

Наши люди: кто жил в этом посёлке

Из статьи Надежды Князевой.По воспоминаниям М.М. Зубковой (Глуховой) и К.И. Ваниной (Уткиной), выросших в этом посёлке, традиции русского народа жить в добрососедстве особенно соблюдали дети. На местных просторах вольготно играли в догонялки, чижика, лапту, футбол, волейбол, компаниями ходили на пруд и в лес, бегали в кино и парк. Здесь жили семьи учителей Михеевых, Зубовой (Масленниковой), Щепкиной, Покровской, Левушевой, Климовых; несколько семей работников дошкольных учреждений: Садовской, Окунцовых; семьи Осецких-радистов и Осецких-медиков, судьи Мухина, милиционера Ванина, связистов Блинова, Кособоковых, работников радиовещания Шишовых, рабочих Жигаловых, руководителя спортивной работы Котова, баяниста Райского.

О семье Климовых. Николай Алексеевич Климов, директор средней школы №1, был призван в армию в 1941 году. Закончил Калининское высшее военно-политическое училище. Сражался при обороне Калинина. В 1942 году был направлен под Сталинград и в сентябре этого года пропал без вести. Его жена Елена Ивановна прожила долгую жизнь, одна воспитала двоих детей. Работала директором антоповской начальной школы №6, которая существовала с 1913-го по 1971 годы, затем заведующей партийным кабинетом парткома ДРО и горкома КПСС. Елена Ивановна – инициатор и создатель газеты «Машиностроитель».

Об учителе Лебедевой. С основания посёлка и до конца своих дней здесь жила учитель начальных классов Антонина Пет-ровна Лебедева. Свою трудовую деятельность она начала в 1913 году в Антоповской начальной школе №6, позднее работала в школе №5. Во время войны была директором Выксунского детского дома. По воспоминаниям знавших её людей, была учителем редчайшего трудолюбия, щедрого сердца, огромной любви к детям. Проводила большую воспитательную работу, организовывала экскурсии по родному краю, концерты. За многолетнюю работу на ниве просвещения ей, одной из первых среди учителей района, в 1949 году был вручён орден Ленина, также она награждена медалями «За доблестный труд во время Великой Отечественной войны», «За трудовое отличие», знаком «Отличник просвещения».

О семье Полозовых. Марина Михайловна Полозова, до недавнего времени преподаватель музыкальной школы, считает, что у их улицы особая аура. «Здесь как на даче», – говорит она. С ней соглашается и её супруг Евгений Иванович. Прожив более 30 лет в собственной квартире в другом районе города, они в итоге приехали сюда, на улицу Семи коммунаров, в квартиру, которую в далёкие 1920-е годы получил дед по линии мамы – Роман Шеменков. Он рано ушёл из жизни, задолго до рождения Марины. Зато в этой квартире родилась и выросла мама Марины – Зинаида Романовна, которая в годы войны вышла замуж за Михаила Дмитриевича Коротича (офицера, лечившегося в одном из выксунских госпиталей). Ненадолго они уезжали на Украину – родину мужа, где родилась старшая сестра Марины – Людмила (она учитель математики, живёт в Арзамасе). Вернувшись в Выксу, семья вновь жила в этой квартире. Здесь родилась Марина. Ходила в детский сад на этой улице. В 1990-е его закрыли, и много лет в нём размещалась хозяйственная служба управления образования. Сегодня это православный детский сад «Колокольчик».

Марина хорошо помнит всех своих соседей, доброжелательные, практически родственные отношения между ними. Ей нравится жить на этой улице, здесь прошли её детство и юность. Здесь она живёт и сегодня. Сюда приезжает в гости из Арзамаса сестра, приходят сыновья и внуки. Эта улица знает и помнит пять поколений семьи Шеменковых-Коротич-Полозовых.

Ах, как хочется вернуться: воспоминания старожилов

Когда говорят «старожилы», представляются глубоко убелённые сединами люди. На самом деле уже не осталось на улице Семи коммунаров тех, кто помнит её строительство. Но и представители более позднего поколения, чьё детство и юность пришлись на 60-70-е годы, могут поведать о бывшем посёлке много интересного. Мы встретились с Сергеем Александровичем Кособоковым и Владимиром Владимировичем Сидоровым во дворе дома №18. Они рассказали, как здесь было полвека назад и почему они так любят свою родную улицу.

История первая – переезд. 

И Владимир Владимирович, и Сергей Александрович родились на этой улице, правда, с разницей в два года: в 1952-м и в 1954-м. Уходили в армию, уезжали работать по распределению, но в итоге вернулись сюда, где квартиры получили ещё их деды.

С.А. Кособоков: «Здесь получила комнату моя бабка. Именно комнату – из двух в квартире самую маленькую. Потом отец женился, мы, трое детей, родились и получилось, что в этой маленькой комнате ютилось уже шесть человек. Но вскоре после моего рождения соседка получила другое жильё и мы заняли всю квартиру».

В.В. Сидоров: «Дед был столяром-краснодеревщиком. Как говорили, лучший в Выксе. Он переехал сюда, когда устроился мастером на  ВМЗ, так моя трёхлетняя мать оказалась в этом посёлке – то есть к 1929 году он фактически был построен. Семьи в основном были большие. Под огороды сами захватывали землю за домами – они все разные. Многие сейчас заброшены. Сараи построили позднее».

История вторая – о том, в чём было удобство. 

С.А. Кособоков: «Где бы я ни был, эта улица для меня оставалась лучшей. Москва, например, – настоящие каменные джунгли. А у нас здесь – благодать. Много зелени, нет большого транспортного потока, огороды рядом с домом».

В.В. Сидоров: «А главное – пруд близко».

С. А. Кособоков: «И ещё – посмотрите, какие большие окна в домах. Они в то время были гораздо больше, чем делали даже в частных – дорого, видимо, было такие стёкла ставить. В комнатах всегда светло».

История третья – о том, каких удобств не было. 

Многие дома в Выксе, за давностью строительства, изначально не предусматривали ванных и туалетных комнат, тем более – центрального отопления. Так было и на улице Семи коммунаров.

С.А. Кособоков: «Ходили в баню в Монастыре. Иногда по часу приходилось ждать очереди, настолько популярна она была. Тем более, что там ещё располагался буфет, в котором торговали пивом. И вот выходящие из бани, ждущие возможности помыться и посетители буфета – настоящее столпотворение».

В.В. Сидоров: «В женскую баню очереди были ещё больше. Часто получалось так, что я своей очереди дождался, помылся, а жена ещё ждёт».

С.А. Кособоков: «А отапливались дома русскими печками, в которых можно было готовить, и подтопок был».

В.В. Сидоров: «Когда начали рыть траншею под газопровод у первого дома, подумали – всё, пора покупать плиты. Они у нас где-то год просто так стояли, а русские печки нам уже сломали, правда, вместо них временно поставили маленькие, тоже дровяные, на которых можно было готовить. Потом уже котлы привезли, и всё это бесплатно. К газу дома подключили где-то в 70-х».

История четвёртая, главная, – о детстве. 

С.А. Кособоков: «В детстве у нас интересные события происходили практически каждый день, потому что на улице постоянно что-то делали. Когда, допустим, проводили газ, траншею копала такая техника, которую я больше нигде, кроме как по телевизору и не видел – землечерпалка на гусеничном ходу. Она ездила медленно, интересно было под гусеничку что-то подложить. Причём характерно для того времени было то, что траншею выкапывали, а потом проходили недели, месяцы, она успевала зарасти и заплыть».

В.В. Сидоров: «И она тоже становилась местом для наших игр, как и вся улица».

С.А. Кособоков: «В этой траншее было интересно устраивать поединки «на шпагах» – тогда фильм про трёх мушкетеров вышел, и мы все были им больны. А напротив нас, по улице Ведерникова, в то время проходила железная дорога и по ней от «чугунки» шли составы в сторону микрорайонов».

В.В. Сидоров: «Нынешних микрорайонов. Потому что тогда их ещё не было – просто болотистая местность».

С.А. Кособоков: «Соседи были хорошие. Например, дядя Вася Шишов – директор выксунской киносети. Он нам привозил сюда, прямо на улицу, кинопередвижку: длинная машина, в которой умещались и камера, транслирующая фильмы, и кресла для зрителей».

История пятая – исторические находки. 

В.В. Сидоров: «Отец как-то копал в нашем огороде колодец и на глубине около метра нашёл доску. Всё удивлялся – как она могла оказаться под землёй. И крест сломанный находил. А потом я сам копал яму под столб для забора и через почти полметра наткнулся на подкову. Недавно вычитал в «Выксунском рабочем», что в этом районе могло быть старинное кладбище. Наверное, раз такие находки есть, действительно здесь что-то было ещё до Баташевских времён».

С.А. Кособоков: «Но никогда настоящих археологических раскопок здесь не проводилось. И дальше таких находок дело не пошло».

Сегодня. Владимир Владимирович и Сергей Александрович – одни из немногих, кто остался жить на этой улице. Какие-то дома уже расселены, откуда-то люди пере-ехали сами. Не слышно гомона детворы – и некому устраивать сражения между гвардейцами кардинала и мушкетёрами, да и не так актуальны они для современных ребят. Но эта улица уже подарила прекрасное, счастливое детство многим людям, с ней связана история десятков семей, и она сама – хранитель памяти о событиях 1918 года.

Ирина Пантелеева, Ксения Абдулхакова.
Фото Оксаны Русовой, из архивов Дениса Крыгина, музея АО «ВМЗ» и героев статьи

Источник: «Выксунский рабочий»