Уникальный ансамбль заставил пуститься в пляс нижегородцев и гостей чемпионата

Фото Александра Воложанина и из архива Татьяны Владимирской

Услышав на Покровке зажигательные латиноамериканские мелодии пешеходы старались протиснуться сквозь толпу поближе к площадке у памятника Добролюбову и увидеть исполнителей. «Откуда они?», «Это гости чемпионата из Америки?». — высказывали свои догадки восхищенные слушатели, некоторые из которых тут же пускались в пляс не в силах устоять перед жаркими манящими ритмами.

 

Это и правда были гости футбольного праздника, но …из Москвы! Испанский язык — певучий и мелодичный, словно создан для музыки. Даже те, кто его не знает, слушают, как поют болельщики, и чувствуют в глубине души что-то очень созвучное и родное. А самый известный ансамбль России, поющий на испанском, это «Гренада», одно название которого напоминает о знаменитой песне на стихи Михаила Светлова о революционных романтиках «Гренада моя». О том, чем сегодня живёт знаменитый ансамбль, которому в этом году исполнилось 45 лет, «НП» рассказала его руководитель, Татьяна Львовна Владимирская.

По имени Че

— Татьяна Львовна, как случилось что вы, лингвист и историк, решились на создание ансамбля?

— Он родился как студенческий ансамбль который исполнял песни о Латинской Америке. Я тогда была аспиранткой и хотелось поделиться всем, что я знаю об этих удивительных странах.

— Правда ли, что название коллективу дали стихи Светлова?

— Именно так, мы очень любили его стихи. Но название пришло случайно. Мы пели по-испански, даже не думали, что наш ансамбль будет жить долго и не задумывались над названием. Но после того, как стали побеждать на всяких конкурсах, оно понадобилось для программки концерта. И я сказала — «Гренада». Тогда это название было на слуху и объясняло, почему мы поём по-испански.

— Гренада, революция, победа — раньше всё это было символами свободы и борьбы за независимость, и ансамбль ваш позиционировался как политический.

— Абсолютно точно, именно так мы и думали, и даже не планировали быть развлекательным ансамблем. Нам хотелось рассказывать о том, что происходит в мире, через песни. А у испанцев на все случаи жизни есть  песни.

— На заре рождения ансамбля вы выступали в Лужниках с одним из самых знаменитых певцов мира —  Дином Ридом. Какая память осталась о том дне?

— Именно там на митинге солидарности Чили мы и познакомились, а потом много с ним выступали. Я его обожала. Он очень заинтересовался нашими латиноамериканскими поездками. Его очень волновало то, что происходит в Чили — богатейшей стране, жившей в нищете — всё там принадлежало американцам. Это угнетение целой страны его возмущало, и он открыто об этом заявлял. Я не сомневаюсь, что его смерть — дело рук чилийской разведки. Поверьте, он и суицид или пьянство — вещи несовместные, все, кто его знал, в эту смерть не верят.

— А случалось ли вам встречаться  с Че Геварой или Фиделем Кастро?

— Че-Гевару я видела один раз в жизни, будучи совсем ребенком. Он выступал в московском дворце пионеров, где я занималась, и я его запомнила на всю жизнь. Это было потрясение — его выступление перед детьми. Теперь мы очень дружим с его дочерью Алейдой. Полгода назад мы виделись с ней в Болгарии. Она — замечательный человек, очень похожа на отца, хотя и светленькая, в отличии от меня, которую за черные волосы всегда воспринимали как латиноамериканку. Мы с ней всегда смеёмся над этим. А с Фиделем Кастро мы пересекались на кубинском фестивале молодёжи и студентов, он был на нашем концерте. Испанский язык действительно сближает. Мы со многими знакомы —  дружили с президентом Венесуэлы  Уго Чавесом, который часто нас приглашал выступить и наградил высшим орденом Венесуэлы. Есть у нас и высший орден Чили.

Музыка для счастья

— Сколько же языков вы знаете на самом деле?

— Даже не считала. Мы пели на хинди, на многих языках Африки, на китайском. Это колоссальный спектр, начавшийся с испанского языка. Когда мы стали выезжать, странно было бы русскому ансамблю петь по-испански и мы стали петь на языках тех стран, в которые приезжали. Но главное — ещё и знать историю и культуру стран, и свою культуру тоже. Вот у нас девушка защитила диссертацию по истории русской балалайки. И даже самые юные участники, стараются узнать как можно больше.

— Как случилось, что среди участников ансамбля появились дети главы региона   Петр и Арина Никитины?

— Они начали заниматься и языками и гитарой. Наша методика не как в музыкальной  или иностранной школе. У нас всё очень результативно  — без напряжения, гамм и зазубривания. Это методика моего мужа и она даёт фантастические результаты. Мы же не готовим профессиональных музыкантов. Музыка должна приносить радость. Жаль, что дети уехали, мы очень по ним скучаем и были очень рады увидеться.

— Как вам удаётся так слиться с песней, что чилийцы принимают вас за чилийцев, венесуэльцы за венесуэльцев, аргентинцы за аргентинцев?

— Греки за греков и китайцы за китайцев! Греческий посол был уверен, что мы — кубинцы — здания посольств были напротив и он нас там увидел. Удивился, что кубинцы любят греческую музыку, и даже не подумал, что мы — русские. На гастролях в Греции нам даже приходилось выступать вместо греков — там мало кто умеет играть на греческом инструменте — бузуки. Попросили нас.

— Во всем калейдоскопе музыки музыка какой страны для вас самая близкая?

— Латиноамериканская. Их музыка изумительна и впитала в себя всю радость нации. Все их любят. В Малайзии нас пригласил принц и попросил исполнить латиноамериканские песни. Почему?, — удивились мы «Все богатые люди в мире любят латиноамериканскую музыку» — ответил он.

— Сегодня, когда мир стремительно меняется, и друзья становятся врагами и наоборот, где вас принимают наиболее тепло?

— Везде. Раньше нас нарочно посылали туда, где были самые сложные отношения между странами — конфликты, антисоветские настроения. И мы меняли градус этого отношения.

— Что привело вас в Нижний Новгород?

— Мы приехали порадовать латиноамериканских болельщиков — нас напутствовал сам президент Панамы. Для них музыка — это жизнь. Они могут из гроба встать, если услышат свои ритмы. Даже проиграв они праздновали свой единственный гол! Только представьте, для латиноамериканцев испанцы — «разваренные макароны». Они  часто говорят  — «Вялый как испанец»

— Что за статуэтку подарили вы нижегородцам?

— Это национальное творчество. Она отображает танец — чакарере, истинно аргентинский. Ведь раньше танец был единственной возможностью прикоснуться к девушке. Танец — наше всё. Я руковожу ансамблем со дня основания и хотя сегодня состав полностью молодёжный, мы продолжаем традиции, которые заложили ветераны. Мы поём на разных языках музыку народов мира. Это единственный ансамбль в стране, больше таких нет, и мы очень этим гордимся и счастливы тем, что исполняем свою музыку на всех континентах. И людям это очень нравится. Они понимают, что русские люди могут и их музыку отлично интерпретировать. Мы не только поем, но и исполняем музыку разных стран сами — играем на инструментах всех стран.

Музей на дому

— Сколько же всего у вас инструментов?

— О, огромное количество. Мой муж Сергей Владимирский был уникальным музыкантом и играл на всех инструментах. К сожалению, он  ушёл из жизни, но оставил учеников и 860 своих музыкальных инструментов, в том числе и сделанных лучшими мастерами мира. Они за честь считали сделать ему инструмент. А в благодарность на разных сценах мира мы представляли эти инструменты и рассказывали о мастерах, которые их сделали. Кстати, именно мы первыми в стране стали рассказывать о мастерах, это было как- то не принято и мастера до слез были тронуты.

-Где же вы храните такое невероятное количество инструментов? Это же целый музей?

— Мой дом и превратился в музей. А инструменты всё прибывают, нам их дарят. И все они в чехлах! Представьте себе, как их хранить. Я буквально просачиваюсь по дому, лавируя между всеми этими футлярами! Я не выпускаю инструменты далеко – все они принадлежат нашим ребятам, репетируют они прямо у меня дома. Выбирают, репетируют, а я терплю! Терплю ради того, чтобы дело продолжалось. Но играть на всех инструментах, как это делал муж, не может никто.

— Как же он мог все их освоить?

— Это какое-то необъяснимое чудо. Бывало так, что в гастрольной поездке выносили ему инструмент и он на нем играл. А когда узнавал, что вынесли на спор, то ставил условие – я на нем сыграю и заберу его с собой. Так и началась коллекция.

— А какой из инструментов самый необычный?

— Ацтекская флейта. Её нам подарили археологи, которые откопали её на раскопках.

-И она всё ещё звучит, после такого долгого пребывания в земле?

— Очень интересно звучит, но в Нижний мы её не привезли. Мы её очень бережём и играем на ней очень редко. Есть индийский ситар, его тоже нечасто увидишь на концертах в России. Много инструментов у нас из Соединённых Штатов. Есть дульцимер — инструмент, на котором играют только в Аппалачских горах. У него удивительный звук. Так что у ребят есть возможность выбрать себе инструмент по вкусу. Но редко когда бывают концерты таких инструментов. И конечно же, костюмы тоже представляют страны, из которых прибыли инструменты. Путешествия вдохновляют. Два месяца назад мы приехали из Мексики, а недавно ездили на космодром в Плесецк. И что удивительно, после того, как мы были на древних пирамидах Майя, а потом на ракетных площадках для запуска совершенно нереальных кораблей будущего, впечатление сложилось просто невероятное. И мы счастливы, что можем все это рассказать.

— А какое впечатление на вас произвёл наш город?

— Мы в восторге. Я у вас в первый раз, а вот несколько наших ребят уже бывали в вашем городе и даже корнями связаны с нижегородской землёй. Вот у Наташи прабабушка в Нижнем живёт и она приехала нас послушать. Первый раз Наташа выступала, когда ей было 9 месяцев. Мы её на руках выносили в Аргентине. Девочки там в русских сарафанчиках «Калинку» танцевали, и ей такой же сделали! И голые её пятки покорили аргентинцев. Они рыдали от восторга. А в Нижнем нам просто радуются!

 

Справка «НП»

Владимирская Татьяна — организатор и художественный руководитель ансамбля «Гренада», кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института Латинской Америки Российской Академии Наук. Переводчик. Ансамбль известен исполнением песен на слова чилийских, аргентинских, венесуэльских поэтов — Серхио Ортеги, Пабло Неруды, Педро Гофо, Роберто Риверы.