Вопрос ко времени. Что нижегородцы сегодня ищут в архивах

Вопрос ко времени. Что нижегородцы сегодня ищут в архивах
Фото Кирилла Мартынова
Руководитель комитета по делам архивов Нижегородской области Борис Пудалов

Удивительный подарок получили нижегородские архивисты к 100-летию создания архивной службы. Торжества по случаю этого юбилея как раз только что завершились. Но подарок этот был незапланированный, и преподнёс его простой житель Нижнего Новгорода. То, что архивисты, получив, сразу отнесли к особо ценным документам, долгие годы пребывало в безвестности. Руководитель комитета по делам архивов Нижегородской области Борис Пудалов рассказал нам, что это за раритет, а также в связи с юбилейной датой поделился своими мыслями о прошлом и будущем нижегородских архивов.

Цифровой подход

— Борис Моисеевич, что же это за документ, который был обнаружен совершенно случайно в неподобающем для ценности месте?

— Это личный дневник выдающегося чешского и русского просветителя Фёдора Ржиги. Записи были сделаны во второй половине XIX-начале XX веков. Ржига был интересным историком, знатоком древних языков. Будучи человеком известным, он встречался со многими выдающимися людьми. Так что его дневник – ценнейший источник информации. Документ действительно обнаружили в доме, где когда-то жил Ржига. Мы уже провели реставрацию дневника, предстоит оцифровка. Текст написан мелким убористым, но понятным почерком. Часть листов — по-русски, часть – по-чешски, и мы надеемся на сотрудничество с нашими чешскими коллегами.

 

— Вы упомянули об оцифровке. Сколько документов из нижегородских архивов уже доступны пользователям в электронном виде и какие?

— Росархивом нам было дано задание: оцифровать 20 процентов особо ценных дел к 2020 году. Но уже к началу 2019-го мы перевели в электронный формат 21,1 процента, то есть 113 тысяч единиц хранения, и работу продолжаем.

Приоритетов несколько. Во-первых, особо ценные документы органов власти с конца XVI века до сего дня. Второе: документы, касающиеся пенсионного обеспечения граждан. Третье: общественно-значимые документы, например, о работе Горьковского комитета обороны в годы Великой Отечественной войны. Они, кстати, выложены в Сеть, на портале «Архивы России», для всеобщего безвозмездного пользования. Нижегородская область – первый регион, который это сделал: Росархив оцифровал документы Государственного комитета обороны, а мы – Горьковского. Также оцифровывается научно-справочный аппарат: путеводители и справочники по фондам, описи.

На федеральном уровне обсуждается вопрос о создании сервиса по предоставлению электронных копий документов на удалённом доступе, через личный кабинет пользователя. В ряде регионов такие сервисы есть, но система должна быть унифицирована.

Добавлю, что копирование документов у нас двух видов: наряду с цифровым, микрографическое – для создания страхового фонда. Он хранится отдельно. Новейшая техника позволяет, облучая документы один раз, сразу делать и страховой фонд, и электронный. Это новинка, которой в ПФО располагает только наш регион. Похожая, но немного другая система есть лишь в Татарстане.

 

Архив будущего

— Ваши предшественники о таких возможностях и мечтать не могли.

— То, что представляла собой архивная служба сто лет назад, и её современное состояние отличаются как небо и земля. До декрета 1918 года «О реорганизации и централизации архивного дела» документы хранились в неприспособленных для этого башнях Нижегородского кремля. Документы привозили на подводах, принимали пудами. Советская власть стала предоставлять архивам помещения закрытых храмов. Благодаря этому, кстати, церкви и сохранились.

Были созданы единые правила хранения архивных дел, пополнения фондов и доступа к ним. Но именно тогда нижегородские архивисты выдвинули идею создания архивов со своей спецификой, получившую признание специалистов.


7,8 миллиона единиц хранения находится в архивах Нижегородской области


Сегодня в Нижегородской области действует сеть из семи государственных архивов, специализированных по профилю хранящихся документов. Аналогичная система характерна для всех мировых архивных держав. Например, в общественно-политическом архиве хранятся документы партийных и комсомольских организаций. Есть архив специальной документации – конструкторской, проектной, научно-технической. Работает архив аудиовизуальной документации. Кстати, мы называем его «архивом XXI века». В ближайшие 15 лет документы будут поступать в архивы, по всей видимости, всё же на бумажных носителях, но новейшая документация создаётся в электронном виде. И эти документы рано или поздно также начнут к нам поступать. Местом их хранения и станет архив аудиовизуальной документации, после соответствующей реорганизации.

И ещё несколько штрихов к разговору о «было-стало». С середины 1920-х годов архивы начали выполнять запросы. В отчёте за период 1924 год – середина 1925-го Нижегородский губернский исторический архив выдал 338 справок. За 2018 год архивы Нижегородской области (а наряду с государственными у нас работают 50 муниципальных архивов) исполнили более 122,7 тысячи социально-правовых и тематических запросов.

Запишите в дворяне!

 

— А почему по одним запросам архивы предоставляют информацию бесплатно, а в других случаях нужно платить?

— Дело в том, что за определённые виды работ затраты берёт на себя государство. В частности, из бюджета оплачиваются расходы по выдаче справок в интересах пенсионного обеспечения. А вот если гражданин хочет получить копию герба графов Шереметевых – ну, вот хобби у него такое, – то это уже за деньги.

 

— Кстати, о графах. Сегодня многие интересуются своей родословной…

— Да, интерес к этой теме огромный. Но одно дело, когда вопрос изучают профессиональные учёные-историки, для которых это часть исторического исследования, или специалисты, составляющие родословные на заказ, — как правило, это также хорошо подготовленные историки. И другое – когда граждане самостоятельно ищут информацию о своих предках. Без специальной подготовки это трудно. И мы, работники архивов, с сожалением отмечаем снижение уровня культуры работы с архивными документами. Доходит до нелепых ситуаций. Обратилась жительница Починковского района: ей потребовалось подтверждение, что её предки – дворяне. Проверили: её предки – крепостные крестьяне. Однако наш ответ так рассердил гражданку, что она написала жалобу губернатору: архивисты, мол, халатно отнеслись к её запросу. Но что мы могли? Только снова дать ей ответ про крепостных крестьян…

Добавлю, что, на мой взгляд, чтобы глубже понимать историю своей семьи, недостаточно знать отдельные имена. В историческом сознании общества история семьи должна быть неразрывно связана с историей страны. Только так можно понять мотивы поступков предков и по-настоящему, а не на словах, воспитывать гордость страной и семьей. И я очень боюсь, чтобы генеалогические таблицы не вытеснили знание истории страны. Нам нельзя потерять это знание!

Кстати, все интересные и важные тексты мы публикуем на «Дзене».
Подписывайтесь и читайте нас на Яндекс.Дзен.

Подпишитесь на нас

Похожие публикации