Ленинград-Архангельск-Одесса: нижегородец Сергей Фогель вспоминает, как его семья спасалась во время войны

Газета "Нижегородская правда"
Ленинград-Архангельск-Одесса: нижегородец Сергей Фогель вспоминает, как его семья спасалась во время войны
Фото: Александр Воложанин
Заслуженный ветеран Нижегородской области Сергей Сергеевич Фогель имеет около двух десятков государственных наград.

Он ловко управляется с компьютером и мультиваркой, с трепетом ухаживает за фиалками, которые вольготно чувствуют себя на широком подоконнике, с удовольствием любуется фотографиями лошадей, сделанными много лет назад. Завтра, 15 апреля, отметит 90‑летний юбилей председатель Нижегородской областной общественной организации защитников и жителей блокадного Ленинграда Сергей Сергеевич Фогель.

 

Четыре поколения военных

– Я фотографией ещё в детстве увлёкся, мне лет восемь, наверное, было, – рассказывает юбиляр. – А лошадок я очень люблю: во время войны был воспитанником в кавалерийской части. У меня отец – кавалерист, воевал в Первой конной армии Будённого. Помните фильм «Офицеры»?

Его судьба один в один схожа с судьбой героя Георгия Юматова. В 19 лет он приехал воевать с басмачами. Только рядом с ним тогда находилась не жена, а его мама, моя бабушка Мария Григорьевна. Отец командовал кавалерийским эскадроном, был награждён именным оружием. Да, и красные шаровары у него тоже были – получил за отличное окончание кавалерийских курсов и искусное владение шашкой. Отец три войны прошёл – Гражданскую, финскую и Великую Отечественную. У нас в семье сейчас уже четыре поколения военных: дед (он был офицером ещё царской армии), отец, я и мой сын.

Но прежде чем, окончив школу, поступить в Одесское зенитно-артиллерийское училище, ленинградскому мальчику Серёже Фогелю пришлось пройти через многие испытания. Ему было 10 лет, когда пришла страшная весть: война! «Серёжа, ты мужчина. Помогай во всём маме, береги сестрёнок», – сказал ему отец, прощаясь на Финляндском вокзале. Командир Красной армии, 22 июня он отбывал в штаб Архангельского военного округа, куда был переведён незадолго до начала войны.

В Ленинграде осталась семья Фогелей: мама, бабушка и трое детей – Сергей, сестра Марина (младше Сергея на шесть лет) и совсем маленькая Галочка, грудной ребёнок.

Сергей Фогель помнит, как 26 октября 1942 года немецкие самолёты нанесли бомбовый удар по Архангельску. Город, в котором было много деревянных зданий, выгорел практически дотла.

Юные защитники города на Неве

– Буквально на второй день войны в Ленинграде было объявлено военное положение, – говорит Сергей Сергеевич. – Фронт проходил всего в нескольких десятках километров от города, рядом же были финны – союзники немцев. Поступил приказ: очистить от хлама все чердаки. Мы вместе со взрослыми сбрасывали всякую рухлядь прямо во двор. Через несколько дней были сколочены большие ящики и установлены на чердаках. Их нужно было наполнить песком, который использовали для тушения зажигательных бомб. Дети вместе со взрослыми таскали его. Песок был достаточно тяжёлым, поэтому нам насыпали по половине ведра. Установили на чердаках и бочки с водой – тоже очень эффективное средство борьбы с зажигалками. Бомба падает, пробивает крышу, попадает на чердак и начинает разгораться, как бенгальский огонь. В этот момент её можно схватить за хвост даже руками без перчаток – и в бочку. Или на чердаке для этого были предназначены длинные щипцы. Воду для наполнения бочек мы брали в квартирах верхних этажей.

В сентябре дети пошли в школу, а в октябре занятия прекратились, к этому времени (с 8 сентября) город на Неве был взят немцами в плотное блокадное кольцо. А в ноябре в Ленинграде начался голод.

 

Два узелка в дорогу

– На мне лежала задача жизнеобеспечения семьи, – вспоминает наш герой. – Мама работала кассиром в одном из крупных гастрономов. Это, наверное, одна из причин, почему мы остались живы. Но не потому, что была возможность дополнительно что-то получить или утащить (за 5 граммов недовеса был расстрел), просто никто не знал, когда привезут продовольствие. А мама иногда говорила: «Может, завтра будут продукты, приходи». И я шёл в магазин за полтора квартала отоваривать карточки.

Чтобы получить хлеб, Сергей вставал в шесть утра.

– Утро, холод, темно, метёт метель, – словно это было вчера, рассказывает Сергей Сергеевич. – Откроют магазин, в него сразу все набиваются, но без очереди никто не лезет, все стоят спокойно. Один к другому прижмутся, и как-то теплее. Возьмёшь хлеб и тут же прячешь за пазуху, иначе могут вырвать. Дома каждый кусочек мама делила на три части, клала на печку-буржуйку, немного подсушивала. Сухарик дольше ешь, кипяточком его запил, вроде и сыт.

Осенью 1941 года от голода умерла маленькая Галочка. К Фогелям несколько раз приходили сотрудники военкомата и предлагали эвакуироваться. Решились они на это в марте 1942 года, когда уже опухли от голода.

– Взяли с собой всё самое необходимое, уложили в два узелка, погрузили на саночки и направились пешком на Финляндский вокзал, – рассказывает Фогель. – Документы у нас были оформлены до Архангельска. Мы не знали, жив ли отец, где он, писем же не приходило, но надеялись, что с ним всё в порядке. Нас сопровождали мамины сослуживицы, полдороги они везли меня на санках, я не мог идти. Потом я помогал везти Марину. Знал, что голодным людям нельзя засыпать, могут не проснуться, поэтому постоянно теребил сестрёнку за воротник, если видел, что она начинала закрывать глаза.

Салют из карабина

Спустя много лет Сергей Сергеевич увидел фильм о блокаде Ленинграда: «900 незабываемых дней». Каково же было его удивление, когда через пять минут после начала просмотра на него с экрана глянул 10‑летний мальчишка, трепавший за воротник маленькую сестрёнку!

– Я и вещи наши тут же узнал, – вновь и вновь переживает ветеран волнительные минуты. – Сумочка с документами лежит, бидончик стоит, в который мама воды налила.

С Финляндского вокзала они доехали на поезде до населённого пункта Борисова Грива, потом была Дорога жизни через Ладожское озеро и поезд до Архангельска. На больших станциях людям выдавались продовольственные пайки. Но желудки многих ленинградцев уже не могли справиться с едой. Умерших выгружали там же, на станциях.

Фогелям повезло, они без потерь добрались до Архангельска. Стоит ли говорить, какую радость все испытали, когда на перроне их встретил отец. Позже главу семьи перевели в действующую армию, и Сергей, подобно сыну полка, прошёл с её частями боевой путь от Донбасса до юго-западных рубежей нашей страны. Известие о Победе он встретил под Одессой и, как сотни бойцов, палил в воздух из карабина, найденного неподалёку от переправы через Днепр…

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки