Выход из кризиса: в Нижнем Новгороде открылась первая квартира для жертв домашнего насилия

Газета "Новое дело"
Выход из кризиса: в Нижнем Новгороде открылась первая квартира для жертв домашнего насилия
Находиться здесь женщины могут два месяца

Нижегородский кризисный центр (организация является НКО, выполняющей функции иностранного агента — прим.ред.) открыл первую в городе квартиру для женщин, пострадавших от насилия домашних. Причём не только распоясавшихся мужей, но и сыновей, и даже внуков. Всего за пару месяцев работы на счету центра уже почти десяток спасённых жизней.

 

Уходи отсюда

…«Или уходи, или умрёшь…» – эти угрозы пенсионерка Светлана Сергеевна слышит от дочери и внука практически каждый день на протяжении уже шести лет. И словами дело не ограничивается.

Вот только идти Светлане Сергеевне некуда, поскольку живут родственники в её же собственной квартире.

В очередной раз, сбежав от их угроз на улицу, она в отчаянии позвонила по номеру, который случайно где-то увидела – в Женский кризисный центр.

После долгого разговора женщина на другом конце провода пригласила Светлану Сергеевну пожить в так называемой «кризисной квартире». Абсолютно бесплатно.

Тем же вечером, забрав из квартиры документы и сумку с вещами, Светлана приехала в трёхкомнатную квартиру.

Здесь есть вся необходимая мебель, бытовая техника. Одновременно в квартире могут жить 8-10 человек.

Женщины могут оставаться здесь в течение двух месяцев. За это время им оказывается вся необходимая юридическая и, самое главное, психологическая помощь.

Адрес квартиры держится в строжайшем секрете. По словам главы кризисного центра Анастасии Ермолаевой, это необходимо делать, потому что часто мужья пытаются разыскать своих жён и в лучшем случае попытаются вернуть назад, а в худшем – могут покалечить или убить.

По словам директора центра, большинству женщин, сбегающих от домашнего насилия, есть где остановиться на первое время – у подруг, родственников. Но там порой оказывается небезопасно. И в этом случае кризисная квартира оказывается просто спасением.

Анастасия Ермолаева кризисный центр
Фото: из архива Анастасии Ермолаевой
Анастасия Ермолаева всегда интересуется судьбой своих подопечных

Принесли в жертву

…Все мужчины, на которых выводила Елену судьба, оказывались тиранами. Сбежав от одного из них, она и обратилась в нижегородский кризисный центр по рекомендации психологов-волонтёров из одного из районов области, где она и жила.

– Первое время у неё не было даже денег на еду, помогал кризисный центр, – рассказала нам директор центра Анастасия Ермолаева. – Но за те полтора месяца, что Елена у нас жила, она устроилась на работу, начала ходить к нашим психологам.

Правда, покинув квартиру, она перестала появляться у психолога и вообще выходить на связь.

– Но недавно вернулась, – улыбается Анастасия. – Начала и лично посещать психолога, и ходить в группы поддержки. От наших специалистов я знаю, что она сняла комнату и говорит, что у неё есть значительные улучшения в психологической сфере.

Именно изменения психологии и добиваются в кризисном центре в первую очередь. Поэтому занятия со специалистами здесь – обязательное дело.

– Я всем женщинам говорю, – рассказывает Анастасия, – если вы не будете этого делать, то велика вероятность, что снова попадёте в такую ситуацию. Наша задача – не просто предоставить ночлег, а помочь женщинам измениться, дать им какие-то психологические ресурсы. То есть наш центр – это не благотворительность, это форма помощи.

Специалисты центра составляют вместе с женщиной дальнейший план – где потом жить, как зарабатывать, что делать с мужем-тираном.

Позвонить в кризисный центр можно по телефонам: 8 (831) 413-84-32, +7-920-253-84-32.

В некоторых случаях в квартире можно остаться и на срок более двух месяцев.

– Но мы должны видеть, что женщина что-то делает, не стоит на месте, не пользуется квартирой как местом для бесплатного проживания, – объясняет директор центра.
Например, прошлым летом попросила помощи одна женщина. Её поселили в хостел, давали деньги на еду, а она предоставляла чеки.

– А потом мы начали ловить её на обмане, – вспоминает директор центра. – То она на занятия к психологу опоздает, то отменит сеанс. Зато очень хотела помощи в оплате хостела. Потом и вовсе начала просить деньги взаймы. Я говорю: «Нет, мы не банк». Когда мы ей сказали, что раз она не посещает психолога, мы не можем ей помогать, она устроила страшный скандал, а потом просто пропала.

Большинство обращающихся в центр женщин после пребывания здесь находят силы разорвать губительные отношения и начать жизнь заново.

Но бывает и так, что жертва звонит после избиения, просит помощи, заселяется в квартиру. А спустя несколько дней возвращается к размахивавшему кулаками мужу.

– Но у нас нет цели заставить женщину расстаться с тем человеком, от которого она уходит, – рассказывает директор центра. – Наша цель – прервать ситуацию насилия. Это очень непростой путь, может быть много отказов. Жертвы забывают всё плохое, думают, что дома, даже с насильником, были поддержка, жильё, финансовые ресурсы. И возвращаются.

Хотя бывают ситуации, когда женщина после помощи в кризисном центре умудряется не только измениться сама, но и спо­двигнуть на изменения своего мужа.

– Да, бывает так, что, когда женщина начинает меняться, начинает меняться обидчик, – считает директор центра. – Он понимает, что не останется безнаказанными, что женщина не даст себя в обиду. Но надо помнить, что те, кто годами занимался насилием, не могут измениться за один день.

В центре внимания

Сама Анастасия – психотерапевт. Во главе нижегородского кризисного центра она оказалась в какой-то степени случайно.

– Центр появился в 2003 году, – рассказывает она. – Так получилось, что я на тот момент писала дипломную работу в университете на тему женского насилия и вместе с группой девушек сотрудничала с городецким центром. На круглом столе одна из депутатов, которая там присутствовала и хотела организовать кризисный центр, услышала наш разговор. И предложила его возглавить. Так и получилось.

Конечно, было непросто – ни финансирования, ни поддержки, но оставлять своё детище не хотелось.

– Ведь больше никто подобным не занимался, – вспоминает директор центра. – Мы понимали, что если мы откажемся, то им никто не поможет. Ниша совершенно незаполненная. Тема сложная, никто не рвётся помогать, боятся – очень большое противостояние. В том числе и в органах власти.

К созданию кризисной квартиры центр шёл довольно долго. Весь процесс и сложности Анастасия предпочитает не вспоминать.

– Раньше у нас постоянно возникали вопросы, где размещать женщин, которые сбежали из дома, оказались в опасности, – делится Анастасия. – И не только у нас, но и, например, в полиции. Вот пришла к ним в участок женщина в ночной рубашке, ну и куда её девать? Раньше они обращались к нам, хотя, по сути, мы ничего не могли с этим сделать. А сейчас – да, в минимальном объёме, но мы можем оказать помощь.

Главная проблема в том, что в нашей стране нет закона о домашнем насилии. Более того, в 2017 году Государственная Дума приняла законопроект, по которому побои в отношении близких родственников, совершённые один раз, перестали считаться уголовным преступлением. И вместо тюрьмы насильники теперь получают штраф от 5 до 30 тысяч рублей, арест на срок от 10 до 15 суток или от 60 до 120 часов обязательных работ.

А пока такой закон не будет принят, женщины, страдающие от побоев и унижений мужей, будут чувствовать себя совершенно беззащитными. И подобные кризисные квартиры будут оставаться для них чуть ли не единственным спасением.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки