«ГАЗели» без водителей: и так – уже девятый год

Фото Михаила Сорокина

Первые российские машины-беспилотники вышли на соревнования 9 лет назад. Их было пять. И все они были бортовыми «ГАЗелями-БИЗНЕС». Вы уже воскликнули: «Да ладно?!» Если нет, продолжу: все пять «ГАЗелей» для соревнований подготовили студенты. И все эти машины они выиграли, заняв высокие места во всероссийских соревнованиях «Робофест».

 

…Главная тема для разговоров на полигоне «Группы ГАЗ» в Березовой Пойме (помимо машин-беспилотников, конечно) – погода. Года назад на протяжении почти всего «Робокросса» лили дожди и студенты спасали свои машины как могли. Вернее, говорили: «Мы готовим технику к реальной жизни, так что дождь – это просто элемент испытаний». И от дождя спасались сами – например, в закрытом тентом кузове «ГАЗели». Пусть она беспилотник, но функцию зонта у нее никто не отменял.

В этом году погода благоволит: солнечно, но не жарко. Участники ходят по полигону загорелые и приобретшие тот вид свободной нездешности, какой появляется у каждого городского жителя, которые на неделю переселяется в палатку – и в лес.

Выглядит это забавно – когда руки моешь в рукомойнике, но при этом на каждом столбе – розетка, над полигоном – вайфай, количество ноутбуков превышает количество людей, и паяешь ты микросхему для грузовика, который через пару часов должен самостоятельно стартовать – и проехать дистанцию, «замечая» все препятствия и объезжая их. И развернуться потом еще. И той же дорогой – до финиша.

— В этом году мы усложнили задание, — директор «Робокросса» Максим Петров объясняет детали. – Машины соревнуются не только в условиях полигона, но и на городских улицах. Правда, городская улица тоже пока условна: других машин, кроме наших, там не будет. Но на асфальте нарисовали всю разметку, поставили знаки, светофоры. То есть фактически машины будут нам «сдавать на права».

— Сдадут? – спрашиваю его.

Он кивает. Сдадут наверняка не все (впрочем, на права никогда все и не сдавали), но непременно – сдадут.

На первый «Робокросс» приехали 5 команд. На девятый – уже девятнадцать из вузов Москвы, Нижнего, Ульяновска, Рязани, Сыктывкара, Коврова, Владимира, Оренбурга, Самары, Санкт-Петербурга… Тогда, девять лет назад, они были первыми. Сегодня…

— Слушайте, а вам не задают обидные вопросы вроде «Вон, «Тесла» уже успела не только на дороги общего пользования выйти, но и первые ДТП совершить, а вы все на полигоне? – пытаюсь нарваться на грубость от представителя команды из Коврова  Андрея Карпенкова, — ведь ваш вуз участвует с самого первого «Робокросса».

— Конечно, и по улицам внутри ГАЗа уже ездит автомобиль без водителя, и яндекс-такси тестирует новый сервис, где машина управляет собой сама, — Андрей спокоен как Будда, — но это уже разработки инженеров, которые закончили вузы. Те участники нашей команды, что вывозили на старт самую первую «ГАЗель», тоже сейчас все работают на крупных предприятиях и создают намного более сложные робототехнические системы. А у нас – команда студентов, она каждый год обновляется. Ну и потом… даже у самых продвинутых разработчиков машины, оказавшись в условиях реального города, периодически запрашивают помощь живого водителя. Теряются они в «нерафинированной» реальности.

— А вы это откуда знаете?

— Нам сами разработчики говорили. Горьковский автозавод нам организовал обучающий семинар, туда приехали представители этих компаний, рассказывали, как они работают над беспилотниками.

Все девять лет, что существует «Робокросс», его организует «Группа ГАЗ» и фонд «Вольное дело». В числе зрителей на площадке – молодые конструкторы завода, инженеры, топ-менеджеры.

— А вам для чего вот это все нужно? – подхожу к управляющему директору автозавода Андрею Софонову.

— Для развития автоматизированных систем помощи водителю, — отвечает он. – Мы давно и много работаем по этому направлению, и нам, конечно, нужны молодые перспективные кадры.

Вообще, как бы красиво ни звучало – «машина-беспилотник», большинство автомобильных компаний сегодня работают именно над ADAS (advanced driver assistance systems).  Это не «робот за рулем» в чистом виде. Это системы, которые помогают человеку «видеть» дорогу и в случае чего избегать ДТП.

Для «робота за рулем» нужно радикально менять дорожную сеть (и непонятно, что делать с зимой, когда разметки не видно: а робот, как правило, «цепляется» глазом именно за нее), но даже этопоправимо. Как шепотом говорят сами разработчики, наиболее сложное – это законы. Что делать, если машина-беспилотник нарушила ПДД? Кто несет ответственность: владелец машины? Разработчик? Дорожные службы, которые кривой разметкой ввели робота в заблуждение? А если она попала в ДТП? А если сбила человека?

Словом, пока основной курс – на поддержку водителя.

А машины-роботы соревнуются на закрытых полигонах.

— Мы специально сюда приезжаем каждый год, чтобы отладить все настройки, — представитель команды московского политеха Егор Рыбкин  не выпускает ноутбука из рук. — Это лучший полигон, где мы можем проверить на своей машине все, что только можно. По большому счету, нам испытывать ее негде, кроме как в Березовой пойме.

В это время первый заезд заканчивает одна из самых молодых участниц: «ГАЗель NEXT» ульяновского государственного технического университета.

Еще три месяца назад она была обычным конвейерным автомобилем – наверное, думала, что всю свою жизнь будет возить грузы. Но изготовители подарили ее команде-победителю фестиваля PROFEST-2018 и приложили к подарку агрегаты для переоборудования в беспилотник.

— И вот, за два месяца мы сделали из нее машину-робот, — Кирилл Святов кладет руку на капот машины. – Если честно, сначала ощущения были сложные: мы понимали, что такой подарок открывает нам новые возможности повысить свой профессиональный уровень, выстроить кооперацию между факультетами, но так же понимали, что задание очень трудное.

Правда, «ГАЗель» оказалась вполне трансформируемой машиной: за два месяца она превратилась в машину, которой может управлять и робот, и человек. Даже механическая коробка передач не стала камнем преткновения.

Самые невнимательные зрители «Робокросса» — это его участники. Пока одна команда гоняет свою машину по этапам, все остальные судорожно паяют, проверяют программы и протирают лидары.

— Наш политех выставляет на соревнования две машины: «ГАЗель» и квадроцикл, — Никита Прокопенко, представитель команды НГТУ, показывает агрегат, в котором квадроцикл можно узнать разве что по его раме.

— А мы и разобрали квадрик о самой рамы, — улыбается его коллега по команде Алексей Синодкин, — и спроектировали заново. Поставили лидары, камеру, рулевое управление… Ну и как всегда: почти перед соревнованиями сгорела одна плата, пришлось все перепаивать. Мы тут первый день сидели почти до утра.

Паяли не зря: команда НГТУ получила в итоге специальную «награду от судей».

А победителями в  направлении «Робокросс-беспилотные транспортные средства» завоевала команда Mad Drive Санкт-Петербургского государственного электротехнического университета, второе место – у команды RoboLife Ульяновского государственного технического университета, третьи – KSTA Team Ковровской государственной технологической академии.

В направлении «Беспилотные летающие системы» победителем стала команда «Коптер Express» (Москва), второе место заняла команда «Кванториум» (Сыктывкар).

В направлении UniorRace первое место завоевала команда ИрГУПС Иркутского государственного университета путей сообщения, второе – команда СГТУ Саратовского государственного технического университета, третье поделили между собой команды Нижегородского государственного технического университета и Иркутского научно-исследовательского технического университета.

12 +