Геннадий Богатов: «Морпехов в плен не брали»

27 ноября праздник у морских пехотинцев, «черных бушлатов», девиз которых «Где мы — там победа!». Ветеран Великой Отечественной войны, морской пехотинец, заслуженный врач и почетный гражданин города Геннадий Ипполитович Богатов впервые рассказал о своей службе в контрразведке, дворянском происхождении и истории своих татуировок.

Читая биографию ветерана, не верится, что это жизнь одного человека — уж слишком много в ней событий. Но, оказывается, в личном разговоре можно узнать еще больше. Сейчас Геннадий Ипполитович готов поделиться тем, что долгие годы было под грифом «секретно».

— Однажды наше подразделение морской пехоты Черноморского флота пригласили в общий зал, — рассказывает Богатов, — там, на сцене, мы увидели самого Вольфа Мессинга. Он стал нас гипнотизировать, наверное, для проверки устойчивости — ведь мы были особыми войсками, нас немцы в плен не брали, расстреливали на месте. Некоторые бойцы, и я в том числе, не поддались. Потом сеанс повторили еще раз, я опять не «уснул», после чего меня пригласили работать в контрразведке, дали документы на имя Геннадия Кремнева. Я вычислял шпионов и диверсантов. Был случай у нас на корабле: командир машинного отделения  получал деньги от немцев за то, что спаивал команду. Разное было, обо всем даже сейчас рассказать не могу — не знаю, действует ли еще подписка о неразглашении.

После освобождения Севастополя в 1944 году все бойцы из отряда Богатова сделали себе татуировки в память об этом событии — матрос на фоне памятника затопленным кораблям. Он делать не хотел, его и так ругало начальство из контрразведки за наколки на руках — якорь и имена, свое и лучшего друга. А однажды утром Гена проснулся от боли в плече, посмотрел — а там рисунок!

 

— Меня, видимо, намазали какой-то обезболивающей мазью, чтоб не проснулся, — вспоминает ветеран, — и приложили такой штамп с иглами и краской. У нас в отряде был, специально сделанный. Вот теперь и у меня память о Севастополе.

После войны Геннадий Ипполитович служил на Сахалине. Там он тоже обезвреживал врагов Родины. Вычислил предателя-шифровальщика, подменившего важный документ о приезде Сталина, и поймал диверсанта-японца, который шел поджигать штаб.

— Он под инвалида «косил», будто у него деревянная нога, хорошо подготовился, гранаты запас и зажигательную смесь, а еще спрятал ножи в специальном кармане на спине. Они надрезали себе кожу особым образом и убирали туда небольшие ножи, но мы это знали и научились их находить.

Всю жизнь Геннадий Ипполитович скрывал не только работу в разведке, но и свое происхождение. Только недавно он начал заниматься историей семьи и выяснил в архиве, что его отец при рождении носил другую фамилию — Шубин. Этот род знаковый для Работок, откуда родом ветеран. Фаворит императрицы Елизаветы Петровны Алексей Шубин получил село в свое владение и его потомки жили там до Революции. В советское время родного дядю Богатова расстреляли, а его отец сменил фамилию.

Сегодня Геннадий Ипполитович все еще ведет очень активный образ жизни, на днях ездил в Нижний Новгород на праздник морской пехоты, там ему вручили очередной памятный знак.

— Жаль пока только диплом могу показать, — улыбается он, — сам значок еще делают, обещали скоро прислать.

Лида Сенюткина

Источник: «Земля Кстовская»