Испепеляющая ревность

Испепеляющая ревность
Фото не с места событий

Когда на улице Первомайской средь бела дня заполыхал дом, в котором жили две учительницы, для жителей Володарска это был шок. Соседи в ужасе бежали к месту пожара, но войти в полыхающую постройку оказалось невозможно — крыльцо, дверь были охвачены пламенем.

Все знали, что пожилые сёстры-учительницы в доме, они редко куда-нибудь выходили. Пенсионерки погибли в огне… По Володарску поползли жуткие слухи: кому-то понадобилось это место под застройку и дом просто решили сжечь вместе с людьми. Но оказалось, что всё было по-другому.

Давняя угроза
Андрей Дорогин жил в Володарске, работал штамповщиком. С гражданской женой Валентиной у него было трое детей: шести, семи и девяти лет. Правда, что-то пошло не так, и пара рассталась, у Вали вроде как появился другой мужчина. А у Андрея в душе так и бушевали страсти. Какие-то доброхоты ему сообщили, будто Валентина бегает к любовнику на Первомайскую. Он вообще давно в ней сомневался. В 2016 году Валентина написала в полицию заявление, что гражданский муж грозится её убить. Было возбуждено уголовное дело. Но в суде Валя заявила, что просит благоверного не наказывать, мол, простила его, и дело было прекращено в связи с примирением сторон. Но оказалось, что к этой угрозе он ещё вернётся…

В тот роковой день Андрей с утра собрался на кладбище — на могилу отца. Взял краску, растворитель, покрасил ограду. Принял на грудь. И на обратном пути пришёл к тому самому старому деревянному дому на Первомайской, куда, по его словам, будто бы его бывшая бегала к кавалеру. Кто ему это сказал, осталось непонятным. Но никаких мужчин в этом доме не было.

Дом на двух хозяев. Одна половина пустовала, а на другой жили сёстры-пенсионерки, 77 и 78 лет. Они были преподавателями английского языка, выучили не одно поколение местных жителей. В последнее время из дома почти не выходили, здоровье стало подводить. К ним был прикреплен социальный работник. Во всей округе сестёр-учительниц знали, уважали, они были людьми добрейшей души. И вдруг…

«Как птицы в клетке…»
Соседи сразу заподозрили неладное.
— Я видела из окна, как прошёл мужчина с бутылкой в руке. В ней была какая-то прозрачная жидкость, — расскажет потом следователю соседка.
А через некоторое время соседи услышали грохот в дверь дома учительниц и крики:
— Валентина, убью! Подожгу!
Что за затмение нашло на нетрезвого Андрея, непонятно, но он почему-то был уверен, что его бывшая в этом доме с любовником.
По свидетельству соседей, сёстры-пенсионерки по своей учительской привычке всегда разговаривали громко. Налётчик должен был слышать их голоса, но продолжал ломиться, кричать, угрожать.

О том, какие страшные мгновения пережили пенсионерки, можно судить по их звонкам в полицию. Они позвонили трижды. Но к стражам порядка претензий нет. Первые два раза полицейские слышали в трубке только крики: «Помогите!» Ни адреса, ни что происходит, пенсионерки в ужасе не смогли сообщить. Лишь на третий раз прокричали: «Срочно! К нам лезет мужчина, он нас поджигает!»
Когда к дому примчались пожарные, старая деревянная постройка полыхала открытым пламенем.

 

Тот самый растворитель злоумышленник вылил на крыльце и поджёг — не войти, не выйти… Когда пожарные оказались в доме, хозяйки были уже мертвы.
— Мне эта картина не даёт пока, — плакала в суде двоюродная сестра погибших женщин, признанная потерпевшей. — Как представлю, как они метались там, в подожжённом доме, словно птицы в клетке…

На суд она приходила с фотографиями погибших. Кстати, когда допросили родственников Дорогина, его сестра сказала, что знала погибших преподавательниц — училась у них…

Слово присяжных
Дорогин, задержанный на месте преступления, вины не признал. Мол, у дома был, но лишь остановился там, чтобы выпить бутылку пива. Однако в последнем слове попросил квалифицировать случившееся как причинение смерти по неосторожности. Мол, нечаянно разлил растворитель, закурил, случайно бросил спичку… Дело по просьбе самого же Дорогина рассматривалось судом присяжных. Они как раз сочли представленные доказательства убедительными, единодушно признали подсудимого виновным и не заслуживающим снисхождения.

Двоюродная сестра погибших иск о возмещении материального, морального вреда подавать не стала, заявив:
— Мне от него ничего не надо.

Суд дал 31-летнему Дорогину 17 лет строгого режима.
Имена участников событий изменены — приговор не вступил в силу.

Благодарим прокурора отдела гособвинителей прокуратуры Нижегородской области Ирину Кулишеву за помощь в подготовке материала.

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Похожие публикации