Открытый вопрос. Что осталось за кадром пресс-конференции Владимира Путина

Открытый вопрос. Что осталось за кадром пресс-конференции Владимира Путина
фото Кирилла Мартынова

Большая пресс-конференция Владимира Путина стала главным событием минувшей недели. В этом году она собрала рекордное количество — более 1700 — журналистов, был задан 61 вопрос, трансляцию в прямом эфире посмотрели миллионы телезрителей и сотни тысяч пользователей интернета.

 

Однако много всего интересного происходило и за кадром. Журналисты героически преодолевали все препятствия, чтобы попасть в зал и устраивали настоящие шоу, чтобы привлечь внимание президента.

В центре этих событий оказался и корреспондент «Нижегородской правды». О том, что так и не попало в эфир — в нашем специальном репортаже.

«Мне больно»

С самого утра журналисты начали прибывать в Центр международной торговли. На часах не было ещё и половины девятого утра (а сама пресс-конференция была запланирована на 12.00), когда у дверей зала стала выстраиваться очередь.

— В зале около 800 мест, это значит, что 900 журналистов останутся за дверьми и будут смотреть пресс-конференцию с экранов, — предупредила меня журналистка, за которой я пристроилась. — Лично я намерена прорваться — трансляцию можно было и дома посмотреть.

Живая очередь возле дверей прибывала с каждой минутой. Многие уже во всеоружии — с плакатами, в ярких нарядах. Позади меня коллега растянула кричащую надпись: «Мне больно».

— Мне больно за малые города, — рассказала главный редактор газеты «Нелидовские известия» Диана Кочеткова. — В Нелидово до сих пор нет газа, а до Москвы всего 300 километров. Я хочу спросить у президента, планируется ли поддержка малых городов.

Надо сказать, что журналисты постарались на славу — почти каждая формулировка на плакате цепляет внимание. Следом в очереди девушка сжимает транспарант с кричащим предупреждением: «Жить опасно!».

Оказывается, речь идет о жилье.

— В городе Белогорск Амурской области морозы у нас, сами знаете, достигают -40 и больше, — рассказала Наталья Михайлова. — По программе переселения из ветхого и аварийного жилья построили, как потом их прозвали, картонные домики — это дома из гипсокартона, обшиты полкирпича. Жители начали жаловаться с 2014 года. И только в этом году в одном из судебных дел эксперты из Иркутска доказали правоту жильцов. И сказали, что дом, который изучали, не только пожароопасен, но и опасен для жизни и здоровья жильцов. Уголовные дела заведены на чиновников, но никто не наказан.

Журналистка из Югры собиралась привлечь внимание Владимира Путина бубном с надписью «Когалым».

— Югра уникальна тем, что проживают народы Севера, — рассказала Светлана. — Решили, что это будет бубен. Хочу задать вопрос о развитии городов Западной Сибири, нефтяных городов.

«Путин — щука» — гласит плакат с наклеенной на него фотографией Владимира Путина во время рыбалки. Плакат сжимает в руках журналистка из Республики Тыва, облаченная в роскошный национальный костюм.

— Это как раз Владимир Владимирович приезжал к нам в Республику Тыва, рыбачил, — рассказала журналистка АзианаЧадамба. — Таким вот образом решила привлечь внимание президента.

Расступитесь!

Около 10:30 было объявлено, что пускать в зал сначала будут фотографов и телеоператоров. Пишущая братия, к тому времени простоявшая у дверей уже почти 2,5 часа, зароптала и только сильнее сомкнула ряды.

Тут я почувствовала, что мне в шею упёрся один штатив, в ногу — другой. Я не сдавалась. Как только двери распахнулись, я в общем потоке ринулась ко входу.

Надо сказать, что никакого изнурительного досмотра не было. Охранник изучил содержимое моей сумки и пропустил в зал. Там уже метались другие журналисты в поисках места поближе. Однако самые лучшие места в передних рядах были зарезервированы для федеральных СМИ.

Я уселась в центральный сектор и принялась чертить на плакате цифру «68» и знак вопроса, надеясь узнать мнение президента о поднятии уровня Чебоксарского водохранилища.

Через два сиденья от меня девушка писала ручкой — «Воронеж».

Чуть дальше маячили другие плакаты: «Природа. Родина. Народ»,

«Добровольцы Отечества», «Находка — угольный ад», «Почта России — игра без правил»…

Количество свободных мест стремительно сокращалось.

— Вы фотограф? — строго спрашивает девушка, по всей видимости, следящая за порядком. — Если да, то снимайте стоя, вон там.

— Но я всегда сижу на этом месте, — парировал седовласый фотокорреспондент.

— А в этом году нельзя.

На часах было уже 12.00, но президент пока не появился. Сначала показался человек, который поставил на стол президента стакан, затем в зал вошёл Дмитрий Песков и сотни фотоаппаратов защёлкали так, будто стая птиц одновременно захлопала крыльями.

Вслед за Песковым появился Владимир Путин, и снова раздались щелчки фотокамер, которые пытались поймать малейшее движение главы государства.

Внимание, вопрос!

Президент начал с подведения итогов года.

— За десять месяцев текущего года ВВП вырос на 1,7 процента. Промышленное производство росло более быстрыми темпами, — отметил Владимир Путин. — После длительного перерыва зафиксирован и незначительный, но всё-таки положительный тренд роста реальных располагаемых доходов населения. По последним данным, он составит 0,5 процента. Надеюсь, что эта тенденция сохранится, поскольку растёт реальный уровень заработной платы.

Среди положительных тенденций президент также отметил сокращение безработицы, рост пенсий, невысокую инфляцию, а также увеличения Фонда национального благосостояния и золотовалютных резервов страны.

Пришло время вопросов. Право задать первый из них Дмитрий Песков отдал ИТАР-ТАСС. Вопрос касался национальных проектов.

— Нам нужен прорыв. Нам нужно прыгнуть в новый технологический уклад. Без этого у страны нет будущего. Вот это принципиальный вопрос, мы должны это понимать, — отметил президент.

Судя по вопросам, чувствовалось, что представителей федеральных СМИ больше интересовали вопросы внешней политики, а регионалов — их, местные проблемы.

Журналист Первого канала завёл речь о ядерной войне.

— Владимир Владимирович, в нашем советском детстве все мы очень боялись ядерной войны. Помните, даже песни такие были: «Солнечному миру – да, да, да! Ядерному взрыву – нет, нет, нет! — начал свой вопрос Антон Верницкий.

— А сейчас не боитесь? — то ли в шутку, то ли всерьёз спросил Путин.

О политике был чуть ли каждый второй вопрос. Не обошли вниманием скандал со Скрипалями, убийство саудовского журналиста, аресты Кирилла Вышинского, Марии Бутиной. Конечно, вспомнили и про санкции.

— Вижу украинский флаг, — сообщил Дмитрий Песков и предоставил слово его обладателю.

Однако журналист с украинским флагом оказался из «Известий», хоть и касался его вопрос событий на Керченском проливе.

Следующий, кому Путин попросил дать слово, был украинский журналист Роман Цимбалюк, и он обрушился на президента со шквалом неудобных вопросов.

— Владимир Владимирович, я хотел спросить: а сколько Вы тратите денег на оккупированный Донбасс? Там же нищета под Вашим руководством, а люди превратились в рабов России, если называть вещи своими именами. Вот Вы боитесь ядерной войны и одновременно к войне с НАТО готовитесь, а, по сути, стреляете в граждан Украины. Это же Вы как Верховный Главнокомандующий отдали приказ стрелять по морякам. И вот у меня вопрос: каковы условия обмена?

Пока журналист сыпал вопросами, коллеги из России активно негодовали. Казалось, еще минута, и они набросятся на Цимбалюка с кулаками. Сам Владимир Владимирович и бровью не повёл, сохраняя спокойствие. Всё-таки на подобные вопросы ему отвечать не впервой.

-Скажите, пожалуйста, кто установил блокаду между Донбассом и остальной частью Украины? Разве Россия это сделала? — поинтересовался президент. — Это сделали украинские власти: ввели сплошную экономическую блокаду территории, которую они считают своей. И они стреляют по этим гражданам, которых считают своими гражданами. Там каждый день почти люди гибнут, мирные причём. Мирные.

Путин подчеркнул, что Россия заинтересована, в том, чтобы на всей территории Украины, в том числе и на Донбассе, был мир и процветание.

Местное время

От глобальных проблем перешли к проблемам местечковым. Журналистка из Санкт-Петербурга рассказала президенту о сложностях, которые возникли на пути возведения крытого футбольного поля для детей из неблагополучных семей.

— Сколько стоит ваш проект?

— На данный момент 11 миллионов.

— Я поговорю с исполняющим обязанности. Уверен, вопрос будет решён.

Журналист из Хакасии поинтересовался, почему президент до сих пор не встретился с избранными губернаторами не из «Единой России» — это касается и Хакасии, и Приморья.

— Встречи будут, — ответил Путин.

А регионалы тем временем кричали всё громче: «Астрахань!», «Калмыкия!», «Зауралье!»

Корреспондент «Лайф-ньюс» поинтересовался, когда женится президент и на ком.

— Как порядочный человек когда-то должен буду это сделать, наверное, — со смехом ответил президент, но не уточнил на ком. А многим показалось, что глава государства даже немного покраснел.

Журналисты из Карачаево-Черкесии привлекли внимание Путина плакатом «Путин+лыжи», а затем пригласили президента на этих лыжах покататься, так и не задав никакого вопроса.

Журналистка из «Областной рязанской газеты», которая оказалась активисткой дольщиков ГК «Город», попросила Путина вмешаться в ситуацию с обманутыми дольщиками в Питере и Ленинградской области.

Анастасия Мельникова из Znak.com обратила внимание на шикарные условия содержания убийцы Вячеслава Цеповяза, который, находясь в колонии строгого режима, может себе позволить крабы, икру и прочие радости жизни.

Надо сказать, многие журналисты вели себя так, будто ни вопросы коллег, ни ответы президента их не волнуют. Они вскакивали, пытаясь поднять свои плакаты как можно выше, кричали, привлекая к себе внимание. Для всех было важно любой ценой задать вопрос, но для многих оказалось неважно — какой. Владимир Путин даже несколько раз одергивал публику, заявив, что пресс-конференция превращается в несанкционированный митинг.

За моей спиной раздавалось пронзительное «Щука!» и «Щука ждёт!»

— Девушка, ну при чем здесь щука, — пытался вразумить журналистку её старший коллега. — Куда смотрит ваш главный редактор?

А журналисты, чем ближе к концу пресс-конференции, кричали всё громче и всё выше подскакивали со своих мест. Вопросы типа: «Как вы себя чувствуете?» хоть и вызывали улыбки, но больше раздражали коллег, которые пришли в зал с реальными проблемами и ещё больше тех сотен журналистов, что остались запределами зала.

Пресс-конференция продолжалась 3 часа 40 минут.

— Поздравляю всех с Новым годом и искренне желаю вам всего хорошего! — заявил на прощание Владимир Путин.

Напряжение в зале пошло на спад. Журналисты мирно и неторопливо вставали со своих мест. Одни были разочарованы, другие довольны тем, что смогли урвать свою «минуту славы». Вопросов из Нижегородской области на этой пресс-конференции не прозвучало, но мы с коллегами сошлись на том, что нам обязательно повезет в следующий раз.

[vc_gallery interval=»3″ images=»49221,49222,49223,49224,49225,49226,49227,49228,49229,49230,49231,49232,49233,49234,49235,49236,49237,49238″ img_size=»medium»]

Похожие публикации