«Смерть всё время была рядом»: радист Евгений Макаров рассказал, как дошёл до Берлина

«Смерть всё время была рядом»: радист Евгений Макаров рассказал, как дошёл до Берлина
Фото автора
Евгений Макаров каждый год встречается в Москве со своими однополчанами. Некоторые из них принимали участие в обороне Брестской крепости. В начале войны 42‑я стрелковая дивизия базировалась как раз в Брестском районе.

Евгению Ивановичу МАКАРОВУ было 15, когда началась Великая Отечественная война. Сегодня на его груди около трёх десятков наград. Их металлический шёпот слышится каждый раз, когда ветеран приходит на урок мужества к школьникам, встречается с друзьями-фронтовиками или принимает участие в торжествах, посвящённых нашей Великой Победе. Голос одного из орденов ему особенно дорог – пятиконечной звезды на колодке, покрытой шёлковой муаровой лентой. Высшая солдатская награда – орден Славы.

 

Уроки от бывалых

– Когда в январе 1943 года в ряды Красной армии стали призывать моих ровесников, мне в отправке на фронт отказали, – вспоминает Евгений Иванович. – Уж больно я был маленький: 1 метр 48 сантиметров ростом, 38 с половиной килограммов вес. Но я стал убеждать комиссию, что меня непременно нужно взять: я немецкий хорошо знаю, в случае чего переводчиком могу.

В итоге меня определили в спецшколу радистов.

Свой первый бой он принял в ходе Спас-Дёминской наступательной операции Западного фронта.
– Под Ельней нас разбомбило, – рассказывает ветеран. – Многие погибли. А среди нас были опытные фронтовики, они нам кричат: «Копайте!» Мы давай наших ребят, кого землёй засыпало, откапывать. Человек пять-шесть вытащили. Без сознания, но живых. Я у этих бывалых солдат потом учился воевать. Ведь смерть всё время была рядом. Не раз мне приходилось вместе с рацией перемещаться под обстрелом. А помню, зашли в Смоленскую область, я ужаснулся: кругом трупы – старики, женщины, дети. Немцы не щадили никого. Домов нет – одни печные трубы торчат. Повсюду запах гари. Страшная была война…

Удар «Багратиона»

В составе 42‑й стрелковой дивизии он прошёл с боями всю страну. Воевал на Западном и 2‑м Белорусском фронтах, участвовал в освобождении Белоруссии.

– Это была наша знаменитая операция «Багратион», – загораются глаза ветерана мальчишеским задором. – Мы пошли в наступление 23 июня 1944 года, а 20‑го в войска приехал Рокоссовский.

Очень хорошо его запомнил: высокий, статный, в кожаной куртке. И вот на протяжении 600 километров наши войска начали движение. Я находился в отряде преследования противника. На 15 машинах мы въехали в деревню, которая стояла у реки Проня. А тут немецкие «Фердинанды»! Все машины наши подбили, потери были очень большие, в живых осталось человек 15, среди них я. Хотя был ранен в руку, в ногу, поля боя не покинул. На следующий день отбил две контратаки немцев, а чтобы окончательно их уничтожить, вызвал огонь на себя.

Это был тот самый бой, за который Евгений Иванович потом получит орден Славы. А в это время ему домой уже шла похоронка – бойца посчитали погибшим.

– Мама письмо получила, но не поверила в мою смерть, – замечает фронтовик. – Продолжала ждать. А через пару недель и от меня «треугольник» прилетел, мол, жив, почти здоров.

Орден Славы по своему статуту и цвету ленты почти полностью повторяет одну из самых почитаемых в дореволюционной России наград – Георгиевский крест.

Сдавались под «Катюшу»

Своё второе ранение Макаров получил под Варшавой. Там же ему был вручён орден Красной Звезды: в ходе боя он вытащил из-под обстрела радиостанцию и держал постоянную связь.

– Немцы драпали, мы быстрыми темпами продвигались на запад, – рассказывает ветеран. – Я пять или шесть рек форсировал. Только через Неман несколько раз пришлось переправляться.

Сначала мы немцев за него отогнали, потом они перешли в контрнаступление, и уже мы были вынуждены отходить. Но потом мы снова перешли через реку, нас уже было не остановить.
Фронтовик с гордостью вспоминал, какой сильной к этому времени была Красная армия.

Вспоминал, и с какими трудностями пришлось столкнуться, прежде чем наши войска добрались до Европы.

– Было время, кормили нас два раза в день: в шесть утра и в шесть вечера. Дадут буханку хлеба мёрзлую – и всё. У меня к обеду от неё уже ничего не оставалось. Как-то даже и хлеба не было, выдали муку. Я из неё пытался какие-то блины печь, – рассказывает Евгений Иванович. – А ещё настоящей напастью были вши. Я же всё время на передовой, помыться некогда. Как-то под Витебском всю ночь ждал, чтобы сполоснуться. Нас в баню, а всё бельё – в жарилку, чтобы от насекомых избавиться.

Помнит он до сих пор и глаза 15‑летней украинской девочки, когда советские солдаты освободили один из концлагерей на территории Польши. Помнит, и как стреляли из всех видов оружия, когда объявили об окончании войны. Дивизия, в которой воевал Макаров, вошла в Берлин 4 мая.

– Фашисты в массовом порядке сдавались в плен и пели песню «Катюша». Как-то мне срочно понадобилось отойти, а из ближайших кустов мне навстречу с поднятыми руками выходят четыре немца, – улыбается ветеран.

В Москву, на парад!

Он оставался в Германии до 1951 года. После демобилизации вернулся в Горький, окончил институт, четверть века работал военпредом на заводе имени Ленина. 27 октября Евгению Ивановичу Макарову исполнится 95 лет, но дома его не застать. Утром и вечером он обязательно гуляет по часу на свежем воздухе. Пока не случился коронавирус, часто бывал в школах – сегодня в 46‑й, завтра – в 54‑й, через день – в 173‑й, потому что уверен: дети должны знать правду о Великой Отечественной войне.

– 173‑я школа носит имя моего друга Героя Советского Союза Дмитрия Аврамовича Аристархова, мы с ним воевали в соседних дивизиях, как я в неё не приду? – недоумевает фронтовик. – Был как-то в 44‑й, директор школы Елена Евгеньевна Булатова – молодец, большое внимание уделяет патриотическому воспитанию ребят. В учебном заведении хороший музей военно-морской славы, его руководитель, историк Михаил Михайлович Михайлов, отлично знает своё дело.

Евгений Иванович с нетерпением ждёт мая. Именно он будет представлять Нижегородскую область на параде Победы в Москве.

– Приеду из столицы, расскажу, как там всё было, – счастливо улыбается ветеран, который 75 лет назад палил из автомата в голубое небо Берлина, ставя свою точку в самой кровопролитной войне человечества.

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Новости партнеров