Уникальные работы этого мастера есть в Англии, Японии, Германии

Фото автора

Уникальные работы этого мастера есть в Англии, Японии, Германии. Туристы, увидев, как на их глазах между молотом и наковальней рождается настоящее чудо, просто не могут пройти мимо. А не так давно в США, в штате Кентукки, приземлились две… бабы-яги из металла. Одна прилетела на метле, другая – в ступе. Об этой истории кузнец-самородок из деревни Туманино городского округа Шахунья Сергей ПАВЛОВ вспоминает с особым удовольствием. 

 

 

Бабки-ёжки над Атлантикой 

– Дело было в Суздале – у меня там, на «Подворье мастеров», кузница своя есть, – рассказывает Сергей Иванович, не отрываясь от работы. – Увидели туристы из Америки моих бабок-ёжек и просто загорелись: продай! А они ж большие, тяжёлые. Договорились: если надо, сделаю им на заказ – полегче и разборных. Туристы улетели к себе, я вернулся домой. И – тишина. Думал, перегорели за океаном. А через месяц звонок от переводчицы из Суздаля: заказчик, говорит, двух хочет. Эх и страшнющие они получились, – смеётся Павлов. – Но, насколько я понял, американец планировал их выставлять на своём участке в Хэллоуин. Так что именно это ему и было нужно. 

Вспоминает Сергей Иванович и ещё один любопытный случай. Как-то там же, в Суздале, подошла к нему молодая пара. Мастер предложил им выковать и соединить два сердечка: 

– Говорю: появится малыш, приезжайте, я вам маленькое ещё сделаю и прикреплю к вашим двум. Через полтора года приезжает муж – я его сразу узнал. Дочь у них родилась. И протягивает мне скреплённые сердца. Ну, и я сдержал обещание – отковал маленькое сердечко, прикрепил. 

 

Цыганские «корни» 

Как рождаются его работы, он и сам не ведает. И никогда не знает, что в итоге получится. Ну, как тут угадать, насколько распустится под его молотом железная роза, сколько иголочек вырастет на ёлочке, как ляжет на металлические еловые лапы снег? Он и рисовать-то никогда толком не умел, что для мастера художественной ковки вроде как обязательно. Да, собственно, и к кузнечному делу пришёл не сразу – до этого кем только не работал. Но, знать, судьба. 

Она подмигнула ему огоньком на наковальне в далёком детстве, в селе Разино Лукояновского района. 

– Раньше наш дом был крайним, дальше – пруд, за которым цыгане поставили палатки. Мне всего четыре с половиной года было, а я бегал к ним, смотрел, словно заворожённый, как они ковали на переносной кузнице. Мать думала, они вообще меня с собой увезут, – улыбается мастер. 

Видно, что-то внутри у него такое сидело – ремесло это как магнитом тянуло мальчишку. А, может, гены проявились – прадед у Павлова в своё время одним из лучших кузнецов был. Так или иначе, кузнечному делу специально Сергей Иванович не учился. Но уже больше 30 лет занимается им, признаваясь: вот оно, настоящее счастье. 

 

Колдовство с продолжением 

– Это вам, – протягивает Павлов мне сделанную на моих глазах самую настоящую подкову. – Смотрите: я вам прибил гвоздики. Как будто лошадь расковалась. И подкова уже словно найдена. На счастье. Повесите изгибом вниз внутри дома – для богатства, чтобы полна чаша была, а вверх снаружи, на входе – дом охранять будет. Люди-то разные. Кто-то с добрыми помыслами, у кого-то злые намерения. Считается, если человек пройдёт под подковой, непременно очистится. Как через небесные врата. Давайте я вам ещё что-нибудь сделаю, – предлагает мастер, секунду раздумывает и берёт клещами большущий гвоздь. – Гвоздь узлом завяжу, хотите? – и, видя моё недоумение, лукаво обещает: – Сейчас увидите. 

Слушать Сергея Ивановича – несказанное удовольствие! Сколько историй он знает про традиции, про металл, про мастеров. 

– Кузнецов ведь в старину колдунами считали, – рассказывает. – Думали, они с дьяволом дружбу водят. Металл не каждому подчиняется, а кузнецы с металлом и огнём на ты. Голыми руками брали – вот так, – Павлов берёт раскалённый докрасна гвоздь и спокойно мне демонстрирует. И смотреть-то жутко, а он лишь посмеивается. 

С улыбкой смотрит на мою реакцию 14-летний Рома Смирнов. Ромка не только внук мастера, ещё и его ученик. Всё свободное время проводит у деда в кузнице. 

– Я в 25 лет только начал ковать, а он в 13 уже сделал вот этот нож, – с гордостью показывает Сергей Иванович. – Трос плавил в огне, и получилась дамасская сталь. Сам его заострил… 

У Ромы уже есть авторские работы, а в прошлом году мальчик стал лауреатом губернаторской премии «Душа России». Хочет поступать в училище в Суздале, стать кузнецом-реставратором. А, значит, дело мастера будет жить. И, возможно, сбудется его мечта – создать у себя, в деревне Туманино, местное «Подворье мастеров». Людей там талантливых, говорит Павлов, немало.