Я люблю умных женщин

Фото предоставлено Театром Олега Табакова

Его знают даже те, кто ни разу не видел актёра в кино или театре. Персонаж Александра СЕМЧЕВА — большой, добрый, с огромными наивными глазами, и ставшая знаменитой фраза «Ты где был? Пиво пил!» намертво врезалась в память телезрителей. А ведь это лишь маленькая грань практически безграничного таланта артиста.

Театр про людей

На гастролях в Нижнем Новгороде актёра долго не отпускали со сцены. Его Арнольф в мольеровской «Школе жён» Театра Олега Табакова просто поразил своей энергией, бурей эмоций, изысканным комизмом, тончайшими переходами от невысказанной нежности и лиризма до жестокости. И, быть может, впервые поклонники Мольера в глубине души мечтали, чтобы повезло злодею, пытающемуся обманом заполучить сердце юной красавицы, в которую он безнадёжно и по-настоящему влюблён.

 

 

Арнольф, к слову, не единственный мольеровский герой в галерее образов Семчева. Есть ещё Оргон во мхатовском «Тартюфе»…

— О, это когда было! – машет рукой Александр. – Но для меня Мольер всегда живой. И останется живым. Тут и отношения с властью, и характеры — есть что играть.

— А какой из сегодняшних спектаклей более всего интересен вам как актёру?

— Пожалуй, как раз «Школа жён». И не потому, что это классика. Артисты меня поймут. Хочется чего-то поиграть, пораскрываться. Чтобы материал затрагивал струны твоей души, находил отклик, а не был просто сыгранным спектаклем. Мне интересно играть людские проявления, характеры. Про людей. И именно у Мольера всё это и есть. В его «Школе жён» я могу себе позволить быть любым. Влюблённым, нежным, ревнивым, растерянным, трепещущим, разгневанным, коварным — любым!

 

Роли-кормилицы

— Наверное, об этом мечтает каждый артист – быть разным. А мне вот, кстати, трудно представить вас во время службы в армии на Байконуре. Это было что-то секретное?

– Ничего секретного, абсолютно. На разводах я играл на большом барабане, пел песни, читал Александра Твардовского и Роберта Рождественского.

— И чьи же стихи вам ближе?

— Я люблю лирику. Настоящую русскую классику. Наверное, потому что читал её больше, чем, к примеру, зарубежную.

— Сегодня в постоянных гастрольных поездках вы читаете бумажные книги или с экрана гаджетов?

— Я не могу читать с экрана. Да и на книги времени не остаётся. Помимо роли-кормилицы взял с собой текст роли антрепризного спектакля «Дублёры», на которую я ввожусь. Здесь главное – присвоить себе этот текст, сделать его своим.

— Что же чувствует актёр, который вводится на роль другого артиста? Ведь во МХАТ вы попали, когда вас ввели на роль Вячеслава Невинного…

— Это не нужно чувствовать. Вовсе не обязательно пользоваться рисунком роли предыдущего исполнителя. Вы же сейчас здесь, со мной. И значит, интересуетесь именно мной.

— Почему же актёры всегда изучают видео предыдущего исполнителя?

— Сроки поджимают, плюс при вводе ты не имеешь право никому помешать, у каждого актёра уже есть собственное, сыгранное. Это момент этики — не мешать никому. И только потом можно потихоньку вносить что-то своё.

 

 

Выстрел в рекламу

— Скажите, после знаменитой фразы о пиве рекламщики за вами до сих пор гоняются?

— Нет, никакого ажиотажа, поверьте. Реклама – это деньги, не более того. Она либо удачная, либо нет. Для того чтобы выстрелило и запомнилось, должно многое совпасть. В тех шести новеллах на тему пива всё совпало – и материал, и образ. И сделано с удовольствием, хоть я и не поклонник этого напитка. Просто ситуация, которую надо было быстро сыграть.

— Из ваших киноролей какую вы бы назвали лучшей?

— Ни одной. Я не кокетничаю. Вот сейчас перебираю их мысленно и явных всплесков не вижу. И, поверьте, вина не всегда здесь лежит на актёре. Сегодня в артистах никто не копается. Так, чтобы предложить тебе именно ТВОЮ роль. Раньше это было, а сейчас все плывут по течению. Такое ощущение, что народ затаился и чего-то ждёт. Дождётся ли – вот вопрос. Плюс весь мир поделён. Есть Москва, Петербург и есть «заМКАДыши». И всё. В такой ситуации актёрам и театрам непросто. Да и у людей выбор: либо в театр сходить, либо чего-то пожевать на стол купить или приодеть дитя своё. На этом фоне вместо настоящих спектаклей и процветает низменный юмор в камедиклабах и камедивуменах.

 

— То есть в «Камеди Клаб» вы ни за что не пойдёте?

— Я не хотел бы… Но надо отдать должное этим людям: они чётко выбрали нишу и зрителя. Можно обсмеять всё, вопрос в качестве смеха и качестве слёз. Оно очень разное. Я прихожу с работы, включаю телевизор и вижу: бывают удачные шутки, а бывают…

— Неужели смотрите телевизор?

— Конечно, я же живой человек. Смотрю «Голос», разные фабрики звёзд. Новости обязательно слушаю — про Россию, про Донбасс. Порой кино. На «Звезде» часто хорошее показывают. Недавно смотрел старый многосерийный фильм про Ковпака. Но ведь как я смотрю… Смотрю, а параллельно учу свой текст.

— Кстати, а как это сделать быстро?

— Я учу ногами. По мизансценам, по привязкам. Так что мой рецепт не для всех.

 

Возвращение в сказку

Ещё в школьном театре Александр Семчев любил играть сказочных героев. Его дебютом стала роль Бабы-яги, а сегодня во всех кинотеатрах страны идёт диснеевский фильм «Последний богатырь», в котором поклонники артиста с изумлением узнали его в роли Чуда-юда! И не просто Чуда-юда, а женщины! Несколько минут экранного времени — и вот перед нами настоящая романтическая история любви и нежности. И грозное чудовище прижимает к необъятной груди скромный букетик цветов… Неожиданный поворот.

— Почему в этой сказке Чудо-юдо – женщина?

— На самом деле были и такие легенды. Не с лица воду пить! Бывают женщины красивые, но злые, а моя героиня, несмотря на устрашающую внешность, на самом деле мечтает о любви нежности.

— Кстати, вы-то каких женщин предпочитаете?

— Я люблю умных. Да вообще люблю женщин! И люблю ту волнующую опасность, которую даёт настоящая любовь к женщине.

Есть у горячего поклонника женщин Семчева и другая страсть — коллекционирование моделей автомобилей. И не только моделей…

— Слышала, что вы – заядлый коллекционер, у вас огромная коллекция моделей автомобилей. А есть среди них наши, газовские?

— Конечно, есть! Начиная от знаменитой «Эмки» ГАЗ М-1 и грузовика АМО Ф15 до серии всех советских грузовиков Горьковского автозавода в различных модификациях. Более того, я даже покупал в вашем городе одну из своих машин. Правда, не так давно хотел купить себе «Вепря» – гибрид внедорожника нового поколения и военного грузовика, но был разочарован. Потому что за два миллиона рублей мне предложили конструктор, почти «собери сам». Так что я до сих пор в поиске автомобиля своей мечты.