Кто и как помогал Олегу Сорокину стать теневым правителем Нижнего Новгорода

Кто и как помогал Олегу Сорокину стать теневым правителем Нижнего Новгорода

Скандальная эпопея политика-бизнесмена Олега Сорокина, который сегодня выслушал приговор, заставляет задуматься о многом. И не только о том, как этот человек в своё время смог приватизировать власть в Нижнем Новгороде.

Главное – кто ему в этом помогал!

Ведь очевидно, что без мощной поддержки со стороны влиятельных кругов Сорокин никогда не состоялся бы в качестве нашего доморощенного Березовского. И самое печальное состоит в том, что процесс становления серого кардинала нижегородской политики шёл при прямом содействии тех, кто по своей должности должен следить за исполнением закона. Я имею в виду представителей наших правоохранительных органов.

Пока суд да дело…

Впервые в поле зрения широкой нижегородской общественности Олег Сорокин попал в декабре 2003 года, когда на него было совершено покушение. В его организации Сорокин быстро обвинил другого бизнесмена, Михаила Дикина, который на тот момент был вице-спикером Законодательного собрания области.

Как известно, спор между двумя коммерсантами возник по поводу завода «Старт», в советские годы находившегося в центре Нижнего Новгорода. Завод к тому времени был обанкрочен, а предметом раздора стала его земельная площадка, ставшая привлекательным объектом для элитного коммерческого строительства.

В этом споре выиграл Олег Сорокин, который возвёл на месте «Старта» торговый центр «Этажи». Однако спор по земле продолжался, и, когда произошло покушение, у бизнесмена появилась возможность обвинить во всём конкурента, дабы через возникшее уголовное дело полностью отстранить его от предмета спора.

Так оно и произошло – Михаил Дикин и его брат Александр на многие годы угодили за решётку, причём при полном содействии уголовного розыска ГУВД Нижегородской области, который вёл следствие буквально под диктовку Олега Сорокина. Во всяком случае, это обстоятельство сильно бросалось в глаза многим нижегородцам.

Кроме того, в пользу Олега Валентиновича правоохранительные органы учинили такое давление на нижегородские СМИ, подобного которому лично мне не припомнится за всю новейшую историю нашего региона – ни до, ни после!

Так, весной 2006 года прокуратура Нижегородской области (по заявлению Олега Сорокина) предъявила обвинение в клевете главному редактору газеты «Новое дело» – за серию материалов, в которых мы поставили под сомнение официальную версию расследования дела Дикиных.

Особое недовольство у Сорокина вызвало интервью Александра Новосёлова, бывшего охранника Михаила Дикина. Как известно, этот человек был похищен прямо в центре Нижнего Новгорода оперативниками милиции и вывезен в загородный лес, где из него в прямом смысле слова выбивали показания против Дикина. В похищении, как теперь установлено судом, в качестве пособника участвовал сам Сорокин.

Это сегодня то деяние оперативников признано уголовным преступлением. Но тогда ни суд, ни прокуратура не усмотрели ничего криминального – мол, сотрудники ГУВД проводили «оперативный эксперимент» на вполне законных основаниях.

Тогда правоохранительные органы изымали тиражи и даже единичные экземпляры газет, где были публикации по делу Дикина и Сорокина. Даже тогдашний председатель областного суда Борис Каневский сдела громкое заявление: он выразил недовольство тем, что ряд нижегородских СМИ предвзято освещают судебный процесс над братьями Дикиными – якобы журналисты считают и следствие, и суд заказными, призванными безусловно покарать братьев. А вот что Каневский сказал дальше (цитирую по сообщению «НТА-Приволжье»):

«Председатель областного суда отметил, что в задачи председательствующего по данному процессу судьи… входит задача «оградить присяжных от влияния внешних факторов». В случае, если выяснится, что знакомство с публикациями в СМИ и репортажами о ходе процесса повлияет на беспристрастность присяжных, они будут отстранены от участия в процессе, – пояснил Каневский».

У меня вопрос – можно ли считать эти слова председателя прямым давлением на суд присяжных? Причём в явную пользу «потерпевшего» Сорокина? Думаю, что ответ лежит буквально на поверхности…

Слишком много знал?

И ещё один не менее любопытный эпизод того времени. Одновременно с братьями Дикиными под раздачу попал и начальник областного Управления по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД (УБЭП) Нижегородской области полковник Анатолий Шатохин.

В начале 2004 года Сорокин собрал нескольких нижегородских журналистов, которым «доверительно сообщил», что не исключает причастности к покушению на него руководства УБЭП. Якобы это руководство крышует чуть ли не весь нижегородский бизнес, в том числе пытается насесть и на него, Олега Сорокина, вымогая с него доли в бизнесе и даже крупные суммы денег, размером в миллион долларов.

Понятно, что эта «конфиденциальная информация» тут же разошлась по СМИ, на что, видимо, и рассчитывал бизнесмен. После чего, словно по команде, в этой истории возник депутат Государственной Думы Александр Хинштейн, который тогда возглавлял комиссию по борьбе с коррупцией при администрации губернатора Нижегородской области.
Хинштейн – как бы в ответ на жалобы нижегородского бизнес-сообщества, прошедшие в СМИ, – инициировал в адрес Шатохина и его подразделения многочисленные проверки, которые проводились силами Главного управления собственной безопасности МВД России. Прошли и обыски, в ходе которых якобы были выявлены некие нарушения со стороны как самого полковника Шатохина, так и его подчинённых.

Материалы этих проверок потом легли в основание уголовного дела по обвинению полковника в «превышении служебных полномочий». Однако в 2007 году дело развалилось, суд полностью оправдал Шатохина. Тем не менее, из милиции ему пришлось уйти…

Между тем в самих милицейских кругах упорно ходила версия, что все проверки УБЭП были инициированы Хинштейном специально, чтобы изъять компрометирующие материалы на Олега Сорокина, когда-то руководившего областным Дорожным фондом – в этой структуре были вскрыты факты больших хищений, и УБЭП плотно занималось их расследованием.

А ещё, по не подтверждённым пока данным, УБЭП интересовалось и проблемой приватизации завода «Старт». Дело в том, что предприятие это было оборонным, продажу в частные руки требовалось согласовать с правительством России, чего сделано не было – поэтому любые сделки по предприятию, включая сюда искусственное банкротство и делёж земельного участка, мягко говоря, выглядели сомнительными с точки зрения закона.

Поначалу этим вопросом занималось региональное Управление по борьбе с организованной преступностью (РУБОП) МВД России, а после его ликвидации дело перешло в областной УБОП. Понятно, что Сорокину явно не улыбалась перспектива признания незаконными всех его коммерческих манипуляций по «Старту».

Бери больше, кидай дальше

Впрочем, хочется надеяться, что узнаем мы и причины необычного служебного рвения со стороны всех правоохранителей, которое они проявили во всех перечисленных выше делах, явно играя на стороне бизнесмена.

Кроме осужденных вместе с Олегом Сорокиным сотрудников уголовного розыска всевозможным контролирующим инстанциям явно стоит обратить внимание на Бориса Каневского, который в 2005 году был так озабочен «необъективным освещением» судебного процесса над братьями Дикиными. В 2011 году этот человек покинул нашу область при очень странных обстоятельствах. Он сам отозвал своё заявление на второй срок полномочий в качестве председателя областного суда – потому что его кандидатуру не поддержал глава Верховного суда России Вячеслав Лебедев. Вот что написало по этому поводу издание «Коммерсантъ»:

«Вячеслав Лебедев счёл, что кандидатура Бориса Каневского не может быть поддержана по нескольким обстоятельствам. Так, подозрения вызвала недвижимость господина Каневского. 12 млн руб. были выделены на приобретение для него служебной квартиры судебным департаментом при ВС. Кроме того, сам председатель облсуда купил в Нижнем Новгороде дом с земельным участком площадью 11 соток за 9 млн руб., а ещё 5 млн потратил на его обустройство. Объяснения, что деньги принадлежали его отцу-пенсионеру, Верховный суд не устроили…».

По слухам, это только одна из претензий в адрес Каневского. На нижегородских правозащитных сайтах можно найти информацию и о других крупных приобретениях, приписываемых бывшему председателю областного суда, которые явно не вязались с его официальными доходами и которые вынудили Верховный суд отказать Каневскому в доверии. И почти все эти приобретения по времени как раз совпадают с активностью Каневского на ниве защиты интересов Сорокина…

Говорят, что защитник у Олега Валентиновича имеется и среди сотрудников ФСБ. Мне называли имя это человека – сегодня он давно трудится за пределами Нижегородской области, но до недавнего времени всегда являлся по первой просьбе бизнесмена, если у того возникали какие-либо серьёзные проблемы. Пытался ли он отмазать Олега Валентиновича во время последних событий, мне не известно. Возможно, что и нет – всё же за Сорокина на сей раз взялись слишком серьёзно…

…Таким образом, именно коррупция нашей правоохранительной системы, скорее всего, и стала одной из причин возвышения Олега Валентиновича на нижегородской деловой и политической арене. Говорят, что сам он всегда соблюдал максимальную осторожность и контактировал с нужными людьми в погонах через посредников. Тем не менее, его служба безопасности всегда тщательно фиксировала все эти контакты, получая своеобразный компромат на данных людей. Таким образом нужного человека накрепко привязывали к сорокинским интересам.

Если это так, то стремительное политическое возвышение Олега Валентиновича в качестве нижегородского серого кардинала не должно никого удивлять. Тем более наши политики, по моим сведениям, покупались Сорокиным куда проще и дешевле, чем правоохранители.

Впрочем, это тема отдельного большого разговора, к которому, возможно, мы ещё вернёмся…

Кстати, все интересные и важные тексты мы публикуем на «Дзене».
Подписывайтесь и читайте нас на Яндекс.Дзен.
Подпишитесь на нас
Похожие публикации