Свободное чтение: в «Арсенале» выбрали шесть лучших современных книг

Свободное чтение: в «Арсенале» выбрали шесть лучших современных книг
Фото Алексея Швецова

Публичные дебаты литературной премии «Волга/НОС». Фраза звучит так, будто ее сказали на родственном, но непонятном языке: каждое слово вроде бы ясно, общий смысл ускользает.

На самом деле все просто.

Премия НОС расшифровывается как Новая отечественная словесность. Ее задача – выявлять и поддерживать новые тренды в современной русскоязычной литературе.

Куратор премии «Волга/НОС» Кирилл Кобрин объясняет еще понятнее.

— Литературных премий в мире очень много. Члены жюри выбирают лучшую книгу, лучшего автора, самую массовую книгу, самого скандального автора – номинаций и принципов отбора великое множество. Но везде процедура одинакова: жюри за закрытыми дверями формирует лонг-лист, а затем – шорт-лист. И читателям выносят уже готовый вердикт: «вот этот – лучший». Задача НОСа – сделать так, чтобы разговор о литературе шел не на языке литературных критиков. Вывести ее из литературного гетто.

НОС – это публичные дебаты. На сцене «Арсенала» — члены жюри премии «Волга/НОС». Собственно, уже подбор участников говорит, что – не литературными критиками едиными.

Главный редактор «Селедки» и сайта The Village Нижний Новгород Мария Гончарова, художник Артем Филатов, филолог, историк литературы, доцент Высшей школы экономики Мария Гельфонд, предприниматель и меценат Дмитрий Володин и председатель жюри – поэт и редактор Евгений Стрелков.

В режиме реального времени они обсуждают 22 книги (точнее, 21 книгу и один рассказ, опубликованный в литературном журнале). Объясняют, что им понравилось и не понравилось в текстах. Для них, членов жюри, это важно – объяснить. Потому что у пришедших на дебаты зрителей тоже есть один коллективный голос: после окончания дебатов они могут проголосовать и выбрать то произведение, которое, по их мнению, достойной войти в шорт-лист.

Зрителем может быть любой человек, соответственно, премия приобретает отблеск народности.

Состав номинантов еще более разнообразен, чем состав членов жюри. В нижегородских дебатах то и дело слышится имя Марии Степановой. О ее романе «Памяти памяти» члены жюри отзываются: «Ну, разумеется, Степанову и без меня номинируют на попадание в шорт-лист, поэтому я номинирую других кандидатов».

То есть все признают за ней качественность и в некотором роде фундаментальность, но… голосуют за других. Причину парадокса вскрывает Дмитрий Володин.

— Это пример рождественской истории, — говорит он, — есть хороший сюжет, есть понимание, как его развивать, но для масштабности в этот сюжет – как в коробку с рождественским подарком – набирают все подряд. Это не новая, не словесность и не литература. Возьмите чеховские пьесы. Они занимают по 15-18 страниц, герои просто сидят на веранде и пьют чай – и мы понимаем, что рушится империя. Вот Чехов – это новая русская литература.

Книга Марии Степановой все-таки попадает в шорт-лист. И остальные члены жюри, в отличие от Дмитрия Володина, рекомендуют ее к прочтению.

— В лонг-листе много прилично написанных книг, — делится мыслями Кирилл Кобрин. – Но в голову приходит фраза: «За что боролись?» За что боролся весь 20й век с его модернизмом, если половина лонг-листа – это беллетристика, которая вполне могла бы быть напечатана в журнале «Новый мир»? И еще. Многие авторы, попавшие в список – не профессиональные писатели – и их книги, пожалуй, лучше, чем у профессионалов. Они не связаны рынком, у них свежий взгляд.

— Есть еще один момент, — добавляет Артем Филатов, — считается, что у книги должен быть хороший сюжет. Но давайте будем откровенными: многие современные книги в сюжетном плане проигрывают сценариям компьютерных игр, где сюжет действительно захватывающий, многогранный, вызывающий эмоции. Вам не кажется, что вполне пора номинировать и сценарии игр?

Вопрос пока без ответа, но премия «НОС» — как раз из тех, что вполне могла бы сказать потрепанную от бесконечного употребления фразу: «Мы открыты новым идеям!».

Финал НОСа пройдет в январе 2019 года – там станет известно, окажется ли в числе победителей кто-то из нижегородского шорт-листа.

Выбор нижегородского жюри премии «Волга/НОС»

  1.        Зиновий Зиник. «Ермолка под тюрбаном». — М.: Эксмо, 2018;
    2.        Юрий Лейдерман. «Моабитские хроники». — Киев: Vozdvizhenka Art House, 2017;
    3.        Наталья Мещанинова. «Рассказы». — СПб.: Сеанс, 2017;
    4.        Мария Степанова. «Памяти памяти». — М.: Новое издательство, 2017;
    5.        Александр Архангельский. «Бюро проверки». — М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2018;
    6.        Виктор Пелевин. «iPhuck 10». — М.: Эксмо, 2017.

Впечатления членов жюри о книгах, вошедших в лонг-лист

 

Артем Филатов

Владимир Данихов «Тварь размером с колесо обозрения»: очень спорная книга. Автор пишет свою историю борьбы с раком. Но акцентируется не только на ней (хотя есть и описания того, как, например, ему пришлось удалить глазное яблоко)но и на своих субкультурных увлечениях… Когда я читаю книгу, меня охватывает дрожь.

Григорий Служитель «Дни Савелия»: современные города населены кошками и собаками, и животные эти оказываются вне правового поля. Зато на них распространяется огромное количество городских мифов. Так вот, «Дни Савелия» — это книга, написанная от имени кота. В милой и игровой форме автор смог показать. Как живет этот «параллельный мир» и заодно развеять некоторые мифы.

 

Мария Гончарова

Наталья Мещанинова, «Рассказы»: в книге всего сто страниц, но это очень жесткие сто страниц. Рассказы о жизни девушки с провинциальном городе – совершенно жуткие вещи: как выжить на деревенской дискотеке, как сохранить рассудок в школе… Но они написаны с такой иронией и самурайским самообладанием, что… им веришь. В лонг-листе есть еще один автор «про женские страдания»: Полина Жеребцова, книга «45 параллель». И вот ей вообще не веришь. А Мещаниновой – веришь.

Евгения Некрасова, «Калечина-Малечина»: история про детство, школу, буллинг. Главной героине, девочке Кате, 10 лет. В школе ее третируют – и она… начинает дружить с Кикиморой. И с Кикиморой об руку Катя начинает обидчикам мстить. Говорят, что это – новая московская мистика, понимаю, что в шорт-лист книга не попадет, но я не могла о ней не сказать.

 

Мария Гельфонд

Ольга Бешлей, «Мой дикий ухажер из ФСБ»: это, скажем так, дилетантсткий опыт освоения литературы. И опыт взросления девушки с инфантильным сознанием – причем взросление ее происходит через осознание того, что происходит в обществе.

Александр Архангельский, «Бюро проверки»: действие книги происходит в 1980-м году, во время московской Олимпиады. За 10 олимпиадных дней в сознании главного героя меняется все: друзья становятся врагами, враги – хорошим людьми…

 

Дмитрий Володин

Виктор Пелевин, «iPhuck»: впервые я могу сказать, что мне очень понравился Пелевин. Он показался мне актуальным. Идея – роботы нами реально управляют, язык – без словоблудия и оборочек.

 

Евгений Стрелков

Юрий Лейдерман, «Моабитские хроники»: автор книги – эмигрант, причем не очень понятно, откуда он эмигрант. Он сделал неплохую карьеру как художник, но сбежал из современного искусства. И, думаю, от бывших товарищей ему за эту книгу достанется.

 

18+

Кстати, все интересные и важные тексты мы публикуем на «Дзене».
Подписывайтесь и читайте нас на Яндекс.Дзен.

Подпишитесь на нас

Похожие публикации