Газета "Новое дело"

Творчество или деньги: разбираемся, почему старейшие сотрудники Нижегородского оперного театра против нового руководства

Творчество или деньги: разбираемся, почему старейшие сотрудники Нижегородского оперного театра против нового руководства
Фото: Александра Воложанина
Александр Топлов все обвинения в свой адрес отрицает

В Нижегородском театре оперы и балета разгорелся творческий конфликт. Через год после назначения нового директора коллектив взбунтовался против его репертуарной политики и методов руководства. Они просят поменять команду на более компетентную.

 

Смените немедленно

К губернатору Нижегородской области Глебу Никитину обратились старейшие сотрудники оперного театра. Письмо подписали известные и уважаемые в Нижнем Новгороде люди: музыкальный руководитель и главный дирижёр Ринат Жиганшин, главный режиссёр Дмитрий Суханов, главный балетмейстер Валерий Миклин, главный художник Евгений Спекторов, заведующий коллективом хора Эдуард Пастухов, режиссёр-постановщик Отар Дадишкилиани и педагог-репетитор балета Сергей Куракин.

Они считают, что новое руководство театра ведёт его «к творческому и экономическому краху», и просят заменить на «более грамотных, опытных и авторитетных руководителей».
Год назад во главе театра встал Александр Топлов, его заместителем был назначен Дмитрий Белянушкин – до этого они сотрудничали в московских театрах. Балетную труппу возглавил Морихиро Ивата. На деле новая команда успела поработать полгода – с начала сезона до введения режима самоизоляции.

Спустя год у ведущих сотрудников театра накопилось к руководству множество претензий. Часть из них касается финансовых вопросов, например, неоправданно высокая зарплата директора и его соратников – в общей сложности 950 тысяч рублей. К тому же новые должности замов директора по художественному руководству оперой и балетом не нужны, так как дублируют должности главного режиссёра и главного балетмейстера.

– Собственные артисты не заняты в работе, а в оперную труппу приглашено множество новых солистов, квалификация и опыт которых ниже, чем у постоянно работающих в театре артистов, – считают театральные деятели. – Мы уже не говорим о затратах, которые несёт театр на выплату заработной платы, оплату частного жилья для всех вновь приглашённых, и о прочих расходах.

Сомнительными им кажутся расходы на аудит, который фирма «Русская служба аудита и консалтинга» выполнила за 2,75 млн рублей, на мебель для театральных буфетов за 400 тысяч рублей, на роскошные постановки.

 

Балетные па

Но больше всего старейших сотрудников не устраивает репертуарная политика новых руководителей. Так, из репертуара снимается балет «Лебединое озеро», поставленный семь лет назад балетмейстером Большого театра, заслуженным артистом России Юрием Ветровым и народной артисткой России Марией Быловой.

– Новую версию будет ставить Морихиро Ивата, который к русской классике вообще не имеет отношения! – рассказал нам главный режиссёр театра Дмитрий Суханов. – При том, что у нас этот спектакль идёт с полными залами. Зачем тратить деньги на новую постановку? «Легенда о Щелкунчике», на которую заложены колоссальные деньги, – одноразовый проект. Он нам зачем? Концерты – танцы «под рояль», как мы их называем, для которых привозят специально инструмент из Японии – одноразовые проекты, а стоят дорого. И мы совершенно забыли про оперу. Они убеждают нас в том, что стало мало продаваться билетов. Да, всегда плохо продавались билеты на оперу в нашем городе. Но забывать о ней нельзя.

Директор театра Александр Топлов отметает все обвинения в свой адрес. Он считает, что для развития театра нужны не только классические постановки, но и прорывные проекты. Таким он считает, например, оперу «Свадьба Фигаро», которую впервые в Нижнем Новгороде поставят на итальянском языке – языке оригинала. Для удобства зрителей куплено специальное оборудование – бегущая строка для подстрочного перевода.

А приглашение артистов со стороны – это обычная театральная практика. Мир изменился, и чтобы о театре узнали в стране и за рубежом, нужно приглашать в свои постановки коллег и самим участвовать в чужих проектах.

– Я бы не стал это называть серьёзным кризисом в театре. Обвинения сформированы определённой группой людей. Они призывали подписать письмо и других известных и уважаемых людей в театре, но никто не последовал за ними, – рассказал нам Александр Топлов. – Сейчас я поддерживаю контакт с труппой онлайн и могу сказать, что люди с пониманием относятся к ситуации.

Директор считает, что о продолжении конфликта говорить нет смысла: в театре прошла проверка, которая сняла с него все обвинения. Это подтвердили и в регио­нальном минкульте.

– Ведомство в курсе ситуации, сложившейся в Нижегородском театре оперы и балета им. Пушкина, – сообщили нам в министерстве. – В результате внутренней проверки нарушений законодательства со стороны руководства театра не было выявлено. С Александром Топловым был проведён ряд встреч, на которых было рекомендовано наладить взаимодействие между подразделениями театра. Ситуация находится на контроле.

Мирись-мирись

Так реально ли примирение и, что гораздо важнее, дальнейшая плодотворная работа на радость нижегородскому зрителю? Все стороны конфликта такую возможность теоретически не отрицают.

– Для того чтобы наладить контакт, нужно, как минимум, нас уважать и ценить наше мнение, – говорит Дмитрий Суханов. – Александр Владимирович вообще не считает нужным спрашивать наше мнение – людей, которые проработали в театре 30–40 лет. Когда к нам пришёл новый человек, мы ждали каких-то ощутимых положительных результатов.

Результаты оказались отрицательными.

Со слов главного режиссёра, работа Рината Жиганшина в оперном театре, видимо, подошла к концу. Его контракт закончился в мае и был на фоне пандемии коронавируса продлён только до сентября.

Александр Топлов, напротив, уверен, что бережно отнесся к культурному наследию театра и способен его творчески развить.

– Я не сторонник революций, некоторое время присматривался к театру и коллективу. Это позволило определить сильные и слабые стороны, что можно сохранить, а что – поменять, – пояснил нам Александр Дмитриевич. – В период до пандемии нам удалось многое улучшить. Более того, сделаны шаги, чтобы преобразовательный процесс не останавливался. Кому-то это нравится, кому-то – нет. Но основная часть творческого состава приняла предложенные проекты. А конфликтный фон присутствует не только в нижегородском театре. Но если бы я сосредоточился на нём, не сделал бы ни одного нового проекта.

Нижегородский театр оперы и балета сотрясали скандалы и до этого. Анна Ермакова, которая руководила коллективом 32 года начиная с 1986-го, говорит, что прошла через море конфликтов.

– Когда я пришла в театр, председатель профкома Михаил Ларин (мы потом стали большими друзьями) сказал: «Что за директора нам прислали? Чижика-пыжика играть не умеет!» – смеется Анна Дмитриевна. – Ну и что? Отсутствие музыкального образования действительно моя слабая сторона. Можно было на всю жизнь обидеться, но я через это переступила. И много лет проработала в театре.

Она отмечает сильные стороны нового директора – образованность, большой потенциал, умение пользоваться новыми технологиями. Например, он отлично организовал продвижение театра в соцсетях – такого никогда не было. Но и уважение к людям, которые служили в театре много лет, считает она, необходимо.

– Истина всегда где-то посередине, – уверена Анна Ермакова. – Новое руководство – люди молодые, амбициозные, они ищут новые формы. Те, кто отдал жизнь театру – люди серьёзные, знающие, с именами – не всегда понимают этот поиск. Поэтому нужно садиться за стол переговоров и находить общий язык. Это реально, нужно только время и притирка.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Официальный источник», и новости сами придут к вам.
Подпишитесь на нас
Самое популярное
Новости партнеров