Екатерина Чудакова: «Я была похожа на героиню фильма «Чучело»

фото из личного архива

Своим примером она опровергает целый ряд устоявшихся стереотипов. Более того, она как никто знает, что даже в самой страшной сказке найдётся место счастливому финалу. Если только для этого хорошенько постараться.

 

Бывают ли умными красивые женщины? Можно ли остаться женщиной, занимаясь бизнесом? И как найти силы бороться, даже если тебя считают приговорённым.

Обо всем этом и о многом другом мы разговариваем с создателем легендарного конкурса красоты «Мисс Нижний Новгород» и директором по развитию областного информационного центра Екатериной Чудаковой.

Гадкий утёнок

 

­- Один из распространённых стереотипов гласит, что все красивые женщины не умны. Психологи объясняют это тем, что красивым женщинам изначально природой дано многое и поэтому они не испытывают потребности чего-­то дополнительно достигать, кому­-то что­-то доказывать. Но на тебе это правило как-­то совсем не сработало…

– Я никогда не считала себя красавицей. Я была выше всех в школе. И меня это страшно мучило! Я уходила в школу – мы жили на Украине – и вытаскивала из сапог стельки, чтобы хотя бы на 2­3 миллиметра быть ниже. Меня дразнили, меня по голове били.

В детстве я просила маму отвезти меня в институт Елизарова, чтобы укоротить ноги. Я узнала всё про этот институт – писала туда письма с просьбами сделать мне операцию. Я готова была претерпеть всё что угодно, любую боль, лишь не быть такой высокой.

Я говорила маме: «Ну зачем ты меня родила?». Я была похожа на героиню фильма «Чучело».

– То есть, по сути, получается история гадкого утёнка. И когда ты почувствовала, что у тебя появляется лебединая шея?

– Я почувствовала это, когда мы в 1992 году переехали в Нижний Новгород.

Мой отец с Автозавода. А вообще мы из очень известной семьи. Екатерина Михайловна Томасова – моя тётя была директором областной Ленинской библиотеки в течение 25 лет, с 1942-­го по 1965 годы. Вся наша семья по женской линии отца – потомственные библиотекари.

В 16 лет я поступила работать в Горьковский дом моделей. Это была умопомрачительно счастливая история.

Я пришла туда после того, как Георгий Молокин в  вечернем эфире объявил, что Дом моделей ищет мужчин­-демонстраторов одежды. Я подумала – ну раз мужчин ищут, значит, девушки тоже нужны.

Но когда я пришла, мне сказали, что мест нет. И тут зашла Изабелла Феодоровская – теперь она подруга, – и выяснилось, что у неё нет напарницы, которая ходила бы на примерки. Не на показ, а на примерки. И меня взяли просто как манекен. Это потом уже я стала демонстратором одежды. Меня стали приглашать на показы, научили правильно ходить. Сказали, что мой рост –  это огромный плюс. И я медленно, но верно, за три года, к 19 ­годам приобрела внутреннюю устойчивость. Не уверенность, а именно устойчивость.

А потом уже в Академии госслужбы познакомилась с Ольгой Родионовой. А её двоюродная сестра Татьяна Андреева была директором конкурса «Краса России» и «Мисс Москва». И Ольга сказала, что сестра раздает франшизы конкурса «Краса России», а мы можем приехать в Москву немного подучиться и начать проводить такой конкурс уже у нас в области.

Это был 95­-й год, губернатором тогда был Борис Немцов. Время было очень голодное, и решиться на проведение подобного мероприятия было довольно дерзким с нашей стороны. Но, тем не менее, мы всё организовали. Конкурс прошёл очень хорошо, произвёл настоящий фурор. С тех пор я уверена в себе.

Сила восхищения

 

­- Считается, что женщины очень ревностно относятся к красоте других представительниц слабого пола. А ты уже не один год ведёшь этот конкурс и всегда искренне восхищаешься красотой этих девочек. Откуда такая душевная щедрость?

– Красота этих девочек и дала мне уверенность в себе. Не моя собственная красота. Я состою из тех 5700 девушек, которые за эти годы прошли через меня.

Я так восхищаюсь этими девушками! Они дают мне силы. И внутреннюю уверенность в том, что я поступаю абсолютно правильно, проводя это мероприятие. Потому что оно реально очень помогает девчонкам.

– Какими судьбами своих участниц ты особенно гордишься?

– Ну вот Анна Татаринцева – уже известна не только в Нижнем Новгороде, но и во всей России. Реальная красавица во всех отношениях. Очень хороший человек. Доброе сердце. Прекрасная мать. Очень красивая женщина. Мы с ней вместе с 95­го года.

Екатерина Егорова – она сейчас звеза французских подиумов, востребованная модель. Хотя она сама из Дальнего Константинова и, по большому счёту, даже представить не могла, что её ждёт такая карьера.

Наталья Водянова у нас в 1996 году заявлялась на конкурс. Но не срослось, и она так и не приняла участия в «Мисс Нижний Новгород». Тогда нам показалось, что она несколько странно выглядит.

Катя Круглова – востребованная модель, которая сейчас живёт на Манхтэттене.

Много успешных девочек не стали моделями. Например, Ксения Понятова – известный дизайнер. Многие девочки занимаются ландшафтным дизайном, медициной и т.д. И все они успешны.

Мост жизни

 

­- Твоё мероприятие «Бюст­мост» – создание моста из лифчиков с целью привлечения внимания к проблеме рака груди, многие восприняли, как акцию блондинки. За её внешней легкомысленностью большинство не сразу рассмотрело, какой глубинный смысл она несёт. И уж тем более не многие знали, что за рождением этой идеи стояла твоя личная драма…

– Эта идея родилась из моего собственного личного опыта. У меня диагностировали рак груди, я лечилась.

Я поняла, что попала в тот срез молодых женщин, которые не думают, что в 35 лет они могут умереть.

Мы ведь живём и не думаем о том, что нас подстерегают опасности на раз­два. Вот кирпич может на голову упасть. Мне упал на голову кирпич. Реально.

И мне хотелось донести до огромного количества женщин, что надо очень внимательно относиться к себе и своему здоровью.

Акция «Бюст­мост» призвана заставить женщин обратить на себя внимание. Этой акцией и своим опытом я хотела показать женщинам, что надо регулярно проверяться у врачей.

– А ты сама как узнала о болезни?

– Мама, заметив, что я через год после родов начала стремительно худеть, настояла, чтобы я пошла к врачу. Я проверилась и, слава богу, всё оказалось ещё на той стадии, когда было поправимо. А если бы ещё полгодика потянуть, то можно было бы сыграть в ящик.

– Страшно было?

– Самое страшное было смотреть на младшего сына, которому было два года, и думать, как же он вырастет без матери. Старшему на тот момент было 10 лет.

Но, слава богу, у меня есть моя семья, мои друзья, мои близкие, которые меня поддерживали. Я приходила на работу в косынках, с накрашенными бровями, и никто даже не догадывался, что со мной что­то не так.

Когда мне поставили диагноз, я позвонила своей знакомой, которая тоже пережила это. И мы часа два сидели с ней на кухне, пили чай, и она мне рассказала всё как есть. И так меня успокоила, и вселила веру, что всё будет хорошо.

Огромное количество женщин в нашем городе, оказывается, прошли через это. Они накрыли меня этим тёплым мягким одеялом поддержки и не дали замёрзнуть. «Бюст­мост» – это моя попытка помочь другим женщинам, оказавшимся в такой же ситуации.

– Ещё один стереотип: бизнес убивает в женщине всё женское. Ты ведь некоторое время тоже занималась бизнесом.

– Убивает, согласна. Чтобы быть женщиной­бизнесменом, надо жить бизнесом. Это меняет характер. Надо постоянно принимать решения, брать на себя ответственность, думать о том, где бы будешь зарабатывать деньги.

К этому я пришла не сразу. Вот есть мужчина, и именно он –   глава семьи. Он должен принимать решения. У нас с мужем после болезни сейчас отношения гораздо лучше.

– И, пожалуй, единственный стереотип, который ты не разрушила – это то, что каждой красивой женщине полагается принц на белом коне. Твой муж – Андрей Соловьёв в образ принца абсолютно вписывается.

– Соловьёв – это правда мой белый принц. Он самый лучший на свете.

– Что делать женщинам, если их мужья поначалу не подходят под образ принца?

– Уступать. Если вы чётко понимаете, что это ваш человек. Если у тебя есть внутренний список критериев, то ты либо ищешь человека, который им полностью соответствует, либо помогаешь ему потом в процессе жизни недостающие проценты нарастить, либо, извините, надо расставаться. Я в любовь с первого взгляда не верю.

Те браки, которые заключаются по любви с первого взгляда, очень быстро распадаются. Не бывает так, чтобы люди воспылали страстью и жили долго и счастливо. Обычно это очень быстро заканчивается. Над отношениями надо трудиться.

– Так как же добиться успеха и сохранить женщину в себе?

– Надо накачивать себя, ну, как воздушный шарик, разными компетенциями – учить языки, заниматься спортом, читать книжки, смотреть кино. Надо постоянно чем­-то интересоваться, находить себе новые занятия. Надо делать всё для того, чтобы как можно больше цветов и их оттенков в тебе было. Потому что чем ярче ты будешь, тем больше возможностей у тебя появится.

Нелла ПРИБУТКОВСКАЯ, «Новое дело».