Начался суд над бывшей работницей почты, обрызгавшей посетителей из баллончика

Фото Александра Воложанина

В Нижнем Новгороде начался процесс по прогремевшему на всю страну делу о нападении на посетителей почты – именно так восприняли нижегородцы выходку начальницы отделения, которая решила «вытравить» людей слезоточивым газом. В день первого судебного заседания теперь уже бывшая сотрудница почтового ведомства повела себя так же нестандартно.

В переводе на русский

Нижегородка Евгения Алексеева помнит события того октябрьского дня во всех подробностях. Говорит: «Это действительно незабываемо… В отрицательном смысле слова!»

Евгения Петровна живёт в Советском районе по улице Невзоровых.

– У меня дом № 109, а в соседнем, № 111, – отделение почты, – рассказывает пенсионерка. – Раз в три месяца хожу туда, чтобы пополнить баланс своей транспортной карты. Отправилась и в тот злосчастный день…

Евгения Петровна рассказывает, что на почту ходила редко и этой сотрудницы раньше не видела.

– Как зашла, сразу была неприятно поражена, – продолжает наша собеседница. – За стойкой туда-сюда ходит женщина явно в раздражении и громко ругается матом. Я встала в очередь. Передо мной было человека два, и за мной ещё пара человек заняли. Ругательства неслись такие – я в жизни ничего подобного не слышала. На русский язык можно перевести так: «Тех, у кого квитанции на оплату жилищно-коммунальных услуг, обслуживать не буду». По-моему, в очереди и не было никого, кому надо было квитанции оплачивать, но работница была явно на взводе, хотя до конца рабочего дня оставалось ещё несколько часов – в тот день отделение должно было работать до 20.00… Главное, с ней и не спорил никто! Я ругательств не выношу. Не выдержала: девушка, говорю, не ругайтесь матом, пожалуйста. Вежливо сказала, спокойно. Она не среагировала. А через некоторое время, когда я, ожидая своей очереди, оказалась у стекла стойки, она вдруг показала мне какой-то предмет. Я не поняла, что это она в руке держит. А работница стала двигать руку с этим предметом вдоль стекла, я инстинктивно слежу, голову вслед поворачиваю. И когда моё лицо оказалось около окошка, случился тот кошмар, которого мне не забыть. Воздух словно пропал, я стала задыхаться, глаза нестерпимо резало. Мне стало так плохо, показалось, будто земля из-под ног уходит.

Он же гель, он же дезодорант

Как выяснилось потом, эта женщина была начальницей почтового отделения и в руке держала баллончик, из которого и распылила газ. Посетители, кашляя, побежали открывать окна. Кто-то закричал:

– Вызывайте скорую!

Но Евгения Петровна попросила этого не делать. Вызвали полицию.

– Кто-то из работников отделения дал мне стул, – вспоминает пенсионерка. – Около двух часов, наверное, просидела в коридоре, приходя в себя. Пришла домой, а новость о случившемся уже облетела Интернет. Мне сын звонит из Москвы: «Мама, что случилось, мне приехать?!..» А та работница, распылившая газ, когда я сидела в коридоре, ко мне даже не подошла. Когда мы встречались в кабинете у следователя, она утверждала, что это был не слезоточивый газ, а гель для волос.

Позже 31-летняя Екатерина утверждала также, что это был простой дезодорант, которым она брызнула в сторону посетителей, потому что у неё произошёл эмоциональный срыв – работала за нескольких человек. Однако, как следует из материалов уголовного дела, это был и не гель, и не дезодорант.

– Обвиняемая применила аэрозольный баллончик, в котором содержались слезоточивые вещества, – сообщил нам помощник прокурора Советского района Нижнего Новгорода Ярослав Серпухов.

К слову, по нашей информации, адвокат предложил Екатерине принести потерпевшим извинения, и был бы шанс закрыть дело за примирением сторон, но та не согласилась.

Даром не прошло

С работы Екатерину уволили. Теперь её обвиняют в хулиганстве с использованием предмета в качестве оружия и побоях. Кроме 81-летней Евгении Алексеевой потерпевшим признан 33-летний нижегородец Роман.

По словам Ярослава Серпухова, поддерживающего обвинение на процессе, бывшая работница почты признана вменяемой. Но на первое же судебное заседание Екатерина не явилась, хотя её известили. Гособвинитель ходатайствовал о принудительном приводе.

Евгения Петровна рассказывает, что после случившегося к ней пришли представители почтового ведомства – с букетом цветов и тортом, извинились, а в том самом отделении приняли «как принцессу». Но «газовая атака» даром не прошла. Пенсионерка говорит, что теперь не выносит запаха перца, кофе, какао и других пахучих продуктов – сразу начинается удушливый кашель. Пенсионерка говорит, что на обидчицу зла не держит – просто, мол, той не хватает воспитания…

На следующее заседание Екатерину доставят в суд принудительно.