Молчание ягнят: почему Москва не хочет вспоминать январь 1991 года

Газета "Новое дело"
Молчание ягнят: почему Москва не хочет вспоминать январь 1991 года
Советские танки на улицах столицы Литвы

В России как-то тихо прошёл юбилей трагических событий в Вильнюсе 11-13 января 1991 года – с тех пор минуло ровно 30 лет. Напомню, тогда Москва попыталась предотвратить распад Советского Союза, введя войска для подавления местечкового сепаратизма…

 

А началось всё в марте 1990 года, когда Верховный Совет Литовской ССР, где большинство депутатских мандатов получили националисты из движения «Саюдис», заявил о восстановлении независимости республики. Но власти Советского Союза объявили это решение противоречащим Конституции.

В ночь на 13 января 1991 года колонна советской бронетехники направилась в центр Вильнюса для пресечения провокационных действий литовских националистов и обеспечения общественного порядка. У местного телецентра произошли столкновения с литовскими митингующими, в ходе которых погибли люди. По заверению литовской стороны, в ходе штурма телебашни в Вильнюсе наши военные якобы убили 13 мирных граждан Литвы, и ещё множество получили ранения.

Тогда же произошло очередное предательство нашего союзного лидера Михаила Горбачёва, который заявил, что он якобы про ввод войск ничего знать не знал и ведать не ведал. После этого процесс выхода Литвы, да и всей остальной Прибалтики из СССР только ускорился.

…За прошедшие годы много чего прояснилось. И прежде всего – людей тогда убили вовсе не советские солдаты, а провокаторы из «Саюдиса», чтобы разжечь ненависть к «советским оккупантам». Об этом есть много свидетельств и документов – о самой этой грандиозной провокации, организованной главой «Саюдиса» (и по совместительству бывшим стукачом КГБ) Витаутасом Ландсбергисом, мы уже писали в нашей газете.

Сегодня удивляет другое – почему наша нынешняя власть не даёт принципиальной оценки тем событиям? Почему не отдаст должное советским солдатам, которые пытались сохранить единое государство? И почему не заклеймит позором литовских националистов? Тем более Литва сегодня является одним из самых русофобских государств на планете и нас не связывают никакие добрососедские отношения.

Мало того, сегодня литовские власти даже пытаются нагло взыскать с России, как правопреемницы Советского Союза, крупную денежную компенсацию за гибель литовцев в январе 91-го года! Но мы почему-то молчим…

 

«В Афгане себя лучше чувствовал…»

Прежде чем объяснить такое странное поведение, я поделюсь своими личными впечатлениями. В первых числах января 1991 года я и один мой товарищ решили своими глазами посмотреть, что творится в Литве – так как все тогдашние перестроечные СМИ твердили о том, что там якобы идёт «борьба за свободу против советского тоталитаризма». Мы воспользовались студенческими каникулами и махнули в Литву. И вот что нам пришлось увидеть….

…Были новогодние праздники, но они не чувствовалось вообще. В республике царило явное напряжение – все чего-то ждали с очень большой тревогой. Периодически приходилось видеть проходящих по улицам молодых людей, одетых в одинаковые зелёные куртки и чёрные береты с национальной символикой. То были отряды местных боевиков-националистов, которые уже не боялись демонстрировать свою силу и уверенность.

Везде висели национальные флаги буржуазной Литвы. Отношение к русским, а особенно к военным, было отвратное. Помню, как увидели застрявший на улице, прямо в центре Вильнюса, «жигулёнок». Его водитель, советский офицер с погонами подполковника, стоял рядом с растерянным лицом – явно ждал помощи, но не решался просить об этом. Мы подошли к нему. Он очень обрадовался и попросил подтолкнуть авто – барахлил аккумулятор. Когда машина завелась, он ещё раз нас поблагодарил и добавил: «Мужики, в Афгане себя лучше чувствовал, чем здесь, честное слово!».

Кстати, негатив мы чувствовали и на себе. В магазинах продавцы часто отказывались говорить на русском языке, делая вид, что ничего не понимают. Самое грустное заключалось в том, что прилавки местных магазинов были полны разными российскими продуктами: колбаса «Московская», сыр «Костромской», «Ивановский», наши горьковские конфеты «Птичье молоко»… А ведь у нас в России ничего этого тогда практически не было – ни у нас, ни в Костроме, ни в Иванове! Литва уходила из единой страны, здесь процветала русофобия, а наши начальники по-прежнему её снабжали по первой категории, в ущерб нашей российской республике… Ну не дурдом ли?! Мало того, литовские власти запретили продавать продукты приезжим – их можно было купить только по местной прописке, с предъявлением паспорта.

…Впрочем, не все литовцы вели себя так мерзко, многие общались с нами вполне нормально и дружелюбно. Литовцев было немало и в местном Интернациональном комитете, который в основном объединял рабочих самых разных национальностей и боролся за сохранение Литвы в составе Союза. А поскольку Верховный Совет республики уже попал к тому времени под контроль националистов, эти мужественные люди подвергались мощному давлению – их увольняли с работы, их травила местная интеллигенция, угрожали не только им самим, но и их родным и близким. И всё же сдаваться они явно не собирались. Помню, как нас просили: «Нам от России не нужно какой-то особой поддержки. Главное – расскажите правду о том, что здесь творится. А то ваши газеты и ваш Ельцин всё время врут – мол, в Прибалтике идёт борьба демократии с «советским тоталитаризмом». Мы на самом деле здесь противостоим литовскому фашизму»…

К большому сожалению, я не знаю, что потом стало с этими отважными людьми… Когда мы вернулись в Нижний Новгород, узнали, что буквально сразу после нашего отъезда в Вильнюсе пролилась кровь. На фоне того, что мы увидели там накануне, ничуть этому не удивились – увы, всё к тому шло…

Сами виноваты

Наши литовские товарищи оказались правы – тогдашние симпатии в России, извращённые перестроечной либеральной прессой, явно были не на стороне сторонников советского единства. Так, российская пресса, выражая симпатии литовским националистам, тогда буквально пестрела такими вот заголовками: «Кровавые победы Советской армии над собственным народом», «Чёрные полковники правят бал», «Людей убивают за то, что они хотят быть свободными».

А на Красной площади депутаты Верховного Совета РСФСР, выражая поддержку литовским националистам, собрали многотысячный митинг, на котором толпа скандировала: «Свободу Литве!», «Позор палачам!»…

Не менее отвратную позицию заняли тогда и некоторые представители Русской православной церкви, вроде ныне модного митрополита Илариона (Алфеева), который сегодня возглавляет Отдел внешних церковных сношений и постоянно мелькает на телевидении. В 1991 году, будучи настоятелем православного собора в Каунасе, он по литовскому радио фактически призвал советских солдат не выполнять приказы своего командования, что само по себе означает нарушение воинской присяги. Уже позже литовские русофобы наградили будущего митрополита медалью «За мужество и самопожертвование» (кстати, Иларион от этой позорной для любого российского гражданина «награды» так и не отказался)…

Впрочем, дальше всех пошёл новоиспечённый президент России Борис Ельцин. Вот что по этому поводу пишет историк из Латвии Виктор Гущин:

«Как и ожидалось, руководство РСФСР во главе с Ельциным Б.Н. использовало события в Вильнюсе для дальнейшей дискредитации союзного Центра, сработав на ускорение развала Советского Союза. Ельцин срочно приехал в Таллин, где 13 января 1991 года им, вместе с руководителями трёх прибалтийских республик, было сделано совместное заявление о взаимном признании сторонами государственного суверенитета друг друга и готовности оказать поддержку и помощь друг другу «в случае возникновения угрозы их суверенитету»…

Что всё это означает? Да то, что Ельцин, борясь с союзным центром, уже тогда пошёл на преступный сговор с прибалтийскими сепаратистами. Его целью (как и его прибалтийских коллег) было прибрать полную власть в свои руки, и прибрать именно за счёт разрушения Советского Союза! Поэтому тогдашнее российское руководство, включая и парламент, преступно встало на сторону мятежной Литвы.

Так что если нынешняя Россия рискнёт осудить литовцев, то ей самой наверняка могут припомнить позорное поведение. Тем более вся нынешняя российская элита выросла из ельцинской эпохи, а день личного триумфа Ельцина – 12 июня 1991 года, когда его избрали первым российском президентом, – сегодня у нас официально является Днём России.

Вот почему наша власть сегодня вынуждена терпеть наглость литовских русофобов и молчать по поводу январских событий 1991 года. К большому сожалению!

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки