Поиск днинною в жизнь

Кстовчанка Нина Александровна Северная, блокадница, которую пятилетней девочкой в 1943 году вывезли из Ленинграда. Более 70 лет ей пришлось искать, надеяться, ждать, пока не нашлась одна единственная ниточка к родным…

— Мое первое воспоминание — это темный товарный вагон, трясущийся по путям, и вокруг такие же маленькие детишки. А дальше приемная мать и детдома, детдома…

Нина Александровна не знает ни своих родителей, ни дома, ничего. Вся ее жизнь прошла с чужими людьми. До средней школы у нее не было даже отчества и дня рождения — и то, и другое она выбрала себе сама: отчество от любимой директрисы детдома, а день рождения — 8 марта, потому что можно было получить в окошке-раздатке сразу два блина с сахаром разом.

— Поздно я поняла, как глупо поступила тогда, в детдоме, — признается Нина Александровна, — когда отказалась разговаривать с кем-либо о моих родных. Может, воспитатели и нашли бы что-то о родителях или семье, сделали какие-то запросы. Но, увы, былого не воротишь, когда осознала это, пришлось искать уже самой.
У маленькой Нины на пальтишке, в котором она была в вагоне, была приколота бумажка с фамилией Литвинова, так и записали в детдоме, хотя изначально ей присвоили фамилию приемной мамы — Горина. Но эта женщина, муж которой к тому времени погиб на фронте, недолго воспитывала Нину, скоро она забеременела и отдала малышку на попечение государства, а сама снова собралась замуж. Тем не менее, Нина Александровна до сих пор благодарна ей — если бы не Надежда Горина, она бы тогда не выжила.

Сегодня, уже по прошествии многих лет, она продолжает поиск: через газеты, телепередачи, ветеранские организации. Однажды Нине пришло смс с незнакомого номера, где говорилось, что у мамы отправительницы, Лидии Литвиновой, тоже блокадницы, была сестра Нина, судьба которой неизвестна. После выяснилось, что в Санкт-Петербурге через газету узнали о  Нине Северной и связались ней. Увы, ни подтвердить, ни опровергнуть новые сведения блокадница не  может. Уже ушли люди, которые могли что-то вспомнить… Обращаться в архивы смысла тоже нет — просмотрено все, даже Красный Крест. Недавно от него пришел ответ, увы, там тоже нет сведений о настоящих родителях Нины, по их данным ее родители — Горины, Надежда и погибший еще до ее появления Владимир…

— Знаете, я успокоилась. Те люди из Питера, не знаю точно, родня они мне или нет, стали для меня важны. Теперь я уже не ощущаю себя потерянной, без прошлого — теперь у меня есть надежда.

Лида Сенюткина

Источник: «Земля Кстовская»

Добавить сайт в мои источники