Самый лучший папа раскрыл секрет идеального воспитания

Фото из семейного архива Калининых

Первый раз мы встретились пару тысяч лет назад на автозаводе. «У нас парень появился, – сказали мне, – сам предложил организовать военно-патриотический клуб. Чечню прошёл»… Подтянутый, в военной форме, Михаил КАЛИНИН и сам просто воплощение мужественности. Поэтому, увидев его в первых рядах добровольной народной дружины ГАЗа, даже не удивилась. А вот когда узнала, что мой давний приятель признан одним из лучших отцов страны… Впрочем, его номинация всё расставила по местам – «Лучший отец – общественный активист».

От дружины до конфетницы

– Тебе когда и где удобно? – как настоящий мужчина Михаил предоставил время и место встречи назначить женщине. – Только завтра у меня дежурство в ДНД. Пятница? Тоже день непредсказуемый, – Калинин не кокетничает. Просто он общественный активист не только по номинации, но и по жизни. – Давай послезавтра?

А уже на пороге квартиры огорошил:

– Времени мало. Не обижайся, я сегодня опять дежурю.

– Давайте уже чай пить, – выглядывает из кухни жена Михаила Татьяна. – За чаем и поговорим.

Но к столу меня не пускает увиденное в комнате. Дверки антресолей оформлены такой красивой резьбой – загляденье.

– Чья работа? – спрашиваю, кажется, уже зная ответ, хотя… Когда?

– Да, моя, – смеётся хозяин. – Когда? Вообще не понимаю.

– У нас ещё вот что есть, – 12-летняя дочка Катя показывает деревянную резную карандашницу. – И вон там ещё на кухне, – ставит на стол конфетницу и хлебницу тоже ручной – папиной – работы.

– Ты прости, у нас тут ремонт, – извиняется Михаил.

– Тоже сам делаешь – естественно, – я уже не сомневаюсь.

– Де-ла-ем, – подчёркнуто, по слогам, произносит Миша. – Все.

– Даже дочь помогает, – откликается с кухни Татьяна.

Мы вместе

М-да, слава Богу, активисту Калинину времени, видимо, хватает не только на общественность, но и на семью. И всё же не могу не спросить:

– Девушки, вы папу и мужа видите?

– Дааа, – тянут они в унисон.

– И не просто видим. Мы им гордимся, – смотрит на мужа Таня. – У других мужья после работы идут пиво с друзьями пить, а наш – на дежурство в народную дружину, – по-доброму смеётся она.

Пока мы разговариваем, Михаил ищет на компьютере семейные фото. Листает:

– Это мы выступали на конкурсе «Папа года». Это на конкурсе «Семья года». Это в Москве на премии, где меня включили в топ-20 лучших отцов России в своей номинации.

– А это наша награда в школьном конкурсе, – достаёт Катя с полки диплом семье Калининых за сохранение и продолжение трудовой династии.

– Дипломов-то у нас целая пачка, а вот с совместными фотографиями, кажется, негусто, – признаёт Таня. – Мы редко когда вместе, – произносит и уточняет: – Фотографируемся. А по жизни-то вместе всегда.

Раз уж перебазировались к компьютеру, Михаил показывает конкурсный видеоролик, который лучше всяких слов демонстрирует это «вместе всегда». Вот жена с дочкой рисуют будущую конфетницу, вот папа вырезает детали, вот Таня с Катей их склеивают, раскрашивают, покрывают лаком…

Кажется, ту конфетницу они подарили после конкурса директору школы № 105, где учится Катя. Но, по-моему, для самой Ирины Николаевны Муляновой настоящим подарком стал такой активный папа – большая, как ни крути, редкость. Всё-таки на школьной родительской стезе активничают в основном мамы.

Девочка, я тебя знаю

В школе Михаил и уроки мужества проводит, и помогает разные мероприятия организовывать.

– Катюш, тебе, наверное, и учиться с такими папой и мамой проще, – намекаю на особое отношение.

Но Катя намёка не понимает. Может, потому что ироничного подвоха не чувствует – сама хорошо учится.

– Меня просто многие знают, – пожимает плечами девочка. – Только папа в школу входит, мне уже говорят, – в её голосе неподдельная гордость. – Некоторые подходят, спрашивают: «Ты Катя Калинина, да?»

Конечно, сейчас основная общественная нагрузка Михаила – это дочкина школа и добровольная народная дружина. Но и школу, над которой шефствует его производство, он не бросает. А ещё в одной входит в жюри конкурса военно-патриотических песен.

– Наверное, никогда из меня армия не велезет, – шутит Калинин.

– Ага, даже заставил меня котелок ему алюминиевый купить – такой же, как у него на Северном Кавказе был, – улыбается Таня.

– И это только начало, – широко улыбается Михаил.

– В смысле?

– В том смысле, что это только начало папиной армейской коллекции, – смеётся Татьяна. – Мы уже и полочку ему выделили.

– Миш, у тебя в военном билете написано: «20 месяцев находился на территории Северного Кавказа, 91 боевой день». 91 боевой день – это много или мало?

– Я служил в ОБрОНе – отдельной бригаде оперативного назначения – пулемётчиком гранатомётного взвода. Было начало второй чеченской кампании, – он на пару секунд замолкает. – Это много, Лад, – наконец отвечает и смотрит на часы: – Прости, мне правда, пора. Ребята ждут. Мы же по трое улицы патрулируем, полномочия распределены. У нас, как мы шутим, тригада.