Сотрудники Комитета против пыток на день стали барменами: мы узнали, как это поможет побороть полицейское насилие в регионе

Сотрудники Комитета против пыток на день стали барменами: мы узнали, как это поможет побороть полицейское насилие в регионе
Фото: Кирилла Мартынова
В "Щедрый Вторник" организация провела благотворительную акцию в одном из заведений Нижнего Новгорода

О чём ещё можно поговорить за барной стойкой во вторник, как не о пытках? Беседы о полицейском произволе можно было услышать в баре «Селёдка и кофе» во вторник, 3 декабря. Там проходила акция от Комитета против пыток — его сотрудники на один вечер стали барменами, чтобы заработать на помощь жертвам полицейского насилия.

 

 

Во вторник бармены «Селёдки» принимали от посетителей жалобы не только на проблемы бытовой жизни, но и на полицейский произвол, с которым сталкивались сами нижегородцы или их знакомые. Ведь в тот вечер коктейли разливали председатель Комитета против пыток Игорь Каляпин и руководитель отдела расследований нижегородского филиала комитета Альберт Кузнецов.

Они собирали средства людям, которые пострадали от незаконного насилия со стороны правоохранителей.

— Те, кто к нам обращаются, очень часто нуждаются в медицинской помощи. И поскольку жертвами становятся не самые благополучные в социальной сфере люди, то они нуждаются в помощи с реабилитацией. И деньги будут идти как раз на такую помощь. Часто, чтобы доказать, что человеку был нанесён моральный вред, приходится нанимать психолога. А ещё надо проходить экспертизы и обследования. Всё это оплачивается из фонда. Грубо говоря, если вы столкнулись с пытками, то это очень затратно, — рассказывает Альберт Кузнецов.

Альберт работает в комитете с 2012 года. Пришёл туда, будучи ещё студентом юрфака ННГУ. Потом занимался правозащитной деятельностью на Кавказе. Были случаи, когда на его глазах громили офис комитета, потом были проблемы с поиском нового помещения для работы. Уже полгода как он работает в нижегородском отделении. В столице Приволжья тоже приходилось сталкиваться с делами о жестоких пытках. Например, дело Михеева — мужчине во время пыток сломали позвоночник, теперь он инвалид и больше не может передвигаться на своих ногах.

Во время рассказа об этой истории к Альберту подошёл высокий молодой человек в сером костюме. Видимо, это был начинающий юрист. Он спросил у руководителя отдела расследований комитета, можно ли попасть к ним на работу. Альберт ответил утвердительно. Главное, по его словам, быть адекватным и иметь диплом юрфака. Правда, сейчас свободных вакансий в комитете нет.

Атмосфера за барной стойкой накаляется как только речь заходит о случаях убийства во время насилия со стороны полицейских. С такими делами комитет тоже работает, особенно добиваются максимальных компенсаций семьям умерших.

Компенсация за жизнь человека, которого убили должностные лица государства, назначается примерно в 10 раз меньше, чем если бы человек погиб, например, во время какой-нибудь аварии на производстве, - рассказывает председатель комитета Игорь Каляпин. - За жизнь слесаря, который гибнет на ЧП на теплотрассе, заплатят миллиона 2, а человека, которого убил полицейский — 200-250 тысяч рублей.
председатель Комитета против пыток Игорь Каляпин

Такую сумму как раз заплатили семье гражданина Аношина, которого убили в вытрезвителе Советского района в 2005 году. Комитет давно занимается этой историей и сейчас ведёт третью часть дела Аношина — добивается увеличения компенсации семье убитого мужчины.

— Это, конечно, немного не наша задача. Просто мы стараемся государству вновь и вновь поднимать, как бы это цинично не звучало, цену вопроса за пытки, — уточняет Игорь Каляпин.

По его словам, нижегородский филиал комитета сейчас может заниматься подобными делами «второго уровня», потому что в регионе улучшилась ситуация с количеством тяжёлых пыток.

— В Нижегородской области ситуация не худшая, по сравнению с другими регионами, где мы работаем. Если сравнивать нас с Краснодарским краем, где всё не очень благополучно с пытками, то мы более чем нормально выглядим. Последние лет 5 зафиксирована негативная динамика по стране. И то, что в Нижнем Новгороде, как минимум, не становится хуже, как по всей России, уже здорово, — заметил Игорь Каляпин.

Громкие дела всё равно в регионе есть. Например, дело Игоря Крайнова, которого во время задержания избили полицейские и, по его словам, подбросили ему наркотик. Всё это было зафиксировано на камеру видеонаблюдения: даже тот момент, как правоохранитель засовывает руку в карман Игоря, потом же в нём полицейские находят наркотики.

— Дело возбуждено по классической статье 286 — превышение должностных полномочий. Тех людей, которые задерживали Крайнова, не случайно выпустили из-под стражи. Я ничего плохого не имею против того, чтобы человек до суда находился не в СИЗО. Но в данном случае это признак того, что к ним ослабили меру пресечения, — уверен Игорь Каляпин.

В превышении должностных полномочий подозревают трёх полицейских. Подбрасывание наркотика – фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности. Эта статья в уголовном деле сейчас не фигурирует. Ранее мы рассказывали, что источник в правоохранительных органах сообщал: Крайнов давно был в разработке сотрудников Управления по контролю за оборотом наркотиков. А в региональном ГУ МВД сообщали о том, что гражданин уже привлекался к административной ответственности за употребление наркотиков.

— Я допускаю, что человек мог быть связан с наркотиками. Но если опер может засовывать наркотики в карман, и даже после того, как это снимает камера видеонаблюдения, следственный комитет не возбуждает дело по статье о фальсификации доказательств — всё, ребята, завтра они засунут наркотики в карман любому, кого им закажут, — говорит Игорь Каляпин. — Дело Голунова все помнят — я уже даже пошлить не хочу, лишний раз ссылаясь на него. Мы сейчас добиваемся того, чтобы было возбуждено уголовное дело по 303-й статье [фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности – прим.авт.]. Полагаю, что добьёмся. Будем и правовыми методами работать, и общественно-политическими. Надо будет — начнём о деле рассказывать в Москве. Я буду публично неудобные вопросы задавать всем, начиная от начальника департамента УФСБ, вплоть до президента.

… Сам вечер в «Селёдке и кофе» прошёл легко – представители комитета общались с посетителями и шутили. К новым барменам «Селёдки» подходили абсолютно разные люди — молодые девушки и парни, мужчины зрелого возраста. Кто-то спрашивал про жизнь комитета, другие интересовались громкими делами и выражали надежду, что жертвы пыток вместе с юристами комитета всё же добьются справедливости.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Официальный источник», и новости сами придут к вам.
Подпишитесь на нас
Новости партнеров
Похожие публикации