Газета "Новое дело"

Крым наш: почему Украина сама толкнула полуостров в состав России

Крым наш: почему Украина сама толкнула полуостров в состав России
1992 год, украинские националисты обещали жителям Севастополя, что их город будет либо безлюдным, либо украинским

В России и на Украине в эти дни отмечают очередную дату воссоединения Крымского полуострова с нашей страной. Понятно, что для украинской стороны это траур, а для России очередная красная (праздничная) дата. Мне жаль украинцев, но они сами сделали всё для того, чтобы Крым ушёл от них. И начались эти процессы вовсе не с киевского Евромайдана и не в 2014 году, а гораздо раньше…

 

«Да забирай себе этот Крым!»

Как известно, Крым стал украинским в 1954 году волевым решением тогдашнего Генерального секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущёва, решившего «побаловать» свою любимую Украину всесоюзной курортной здравницей. И если в советское время этот переход из РСФСР в УССР для проживавших здесь русских людей (а это более половины жителей полуострова) не играл существенной роли, то с началом распада Советского Союза эти люди сильно встревожились – крымчане вовсе не горели желанием остаться вне единых государственных рамок с российским государством.

На рубеже 80-90-х годов, когда стало ясно, что СССР доживает последние месяцы, активно пошёл так называемый «парад суверенитетов», когда союзные республики спешно провозглашали свою независимость. Затронул этот процесс и Крым. В январе 1991 года здесь прошёл референдум об автономии полуострова и придании Крыму статуса самостоятельного субъекта Советского Союза. Цель – в случае распада страны иметь возможность выйти из Украины для воссоединения с Россией. Эту идею тогда поддержали более 90 процентов жителей полуострова! И на базе Крымской области Украины возникла автономная Республика Крым. Если бы в тот момент власть в России до конца пошла бы Крыму навстречу, то с развалом Союза полуостров автоматически ушёл бы следом из Украины. Однако Ельцин на это не пошёл…

Как потом вспоминал первый украинский президент Леонид Кравчук, в декабре 1991-го в Беловежской пуще, где главы России, Украины и Белоруссии обсуждали варианты роспуска СССР, помимо всего прочего, возник вопрос и о Крыме: как раз по следам январского референдума, который очень беспокоил официальную Украину. Кравчук тогда прямо спросил Ельцина: «А как с Крымом-то будет? Вроде он украинский, но не совсем». Но Ельцину было явно не до этого – он в основном думал, как ему с Горбачёвым расправиться, ликвидировав Советский Союз, чтобы самому стать суверенным государем, а тут какой-то там клочок земли у Чёрного моря… Поэтому в ответ он досадливо махнул рукой: «Да забирай себе этот Крым!». Что само по себе сильно обрадовало Кравчука – он ведь в тот момент был готов пойти на что угодно, добиваясь полной независимости Украины, даже ценой любых территориальных уступок, а тут такой воистину царский подарок!

Впрочем, нельзя говорить, что все в российском руководстве поддержали Ельцина. Был ещё Верховный Совет России, где витали совсем иные настроения и куда периодически наведывались депутаты крымского парламента с просьбой не бросать полуостров. К маю 1992 года был подготовлен проект российско-украинского соглашения, согласно которому Крым временно остаётся в составе Украины на правах автономной республики, но с очень большой самостоятельностью. Окончательно же вопрос о его принадлежности должен решить новый референдум: как люди проголосуют, так и будет. Особо стоял вопрос о военном порте Севастополе – его предполагалось полностью передать в аренду России на 99 лет, со всей инфраструктурой и прилегающими территориями.

Однако подписание соглашения было сорвано окружением Ельцина, которое в тот момент вело напряжённую борьбу с Верховным Советом за высшую власть в России. В подготовленном российским парламентом соглашении по Крыму ельцинисты, особенно тогдашний министр иностранных дел Андрей Козырев, увидели покушение на свои полномочия, поэтому устроили настоящий саботаж. Словом, документ подписан не был, и Ельцин фактически полностью признал полный украинский суверенитет над полуостровом.

А с кровавым разгоном Верховного Совета осенью 1993 года Крым вообще ушёл из повестки дня высшей российской власти. В 1997 году был заключён договор с Украиной о дружбе, который признал Крым неотъемлемой частью Украинского государства. Правда, России позволили оставить в Севастополе свой Черноморский флот, но только на ближайшие 20 лет…

 

«Поезд дружбы»

Наверное, если бы украинское руководство было умным, то оно в создавшихся условиях всё сделало бы для того, чтобы повернуть настроения крымчан в свою пользу. Однако вместо этого на протяжении 23 лет все без исключения украинские президенты без каких-либо компромиссов пытались грубо подавить русское сопротивление – видать, они решили, что Россия за своих больше вступаться не будет.

Так, в 1995 году Киев своим волевым решением упразднил президентскую должность в автономной Республике Крым. Президент автономии Юрий Мешков, который пытался добиться особых отношений с Россией (вхождение полуострова в рублёвое пространство, отдельный союзнический договор Симферополя с Москвой, российское гражданство для жителей Крыма и т. д.), даже был вынужден уехать с полуострова и вообще из Украины.

Впрочем, вовсе не политические интриги больше всего раздражали крымчан – со стороны официального Киева их особенно доставало унижение по национальному признаку. Речь идёт о неоднократных попытках насильственной украинизации полуострова и о фактическом запрете использования русского языка на официальном уровне. Один бывший крымский милиционер рассказывал мне, что в главном Управлении МВД Крыма были вынуждены держать специальных переводчиков для общения с вышестоящими инстанциями в Киеве – чтобы переводить это общение с русского на украинский и наоборот. При этом киевское начальство в деле продвижения украинской «мовы» не шло ни на какие уступки!

Мало того, местных милиционеров фактически не продвигали по службе, предпочтение отдавалось выходцам не просто с Украины, а с Западной Украины, которых периодически присылали в Симферополь для занятия руководящих должностей. Так что морально-психологическая ситуация в крымской милиции, когда начальство говорило на одном языке, а подчинённые – на другом, была, мягко говоря, далека от гармонии. Да и не только в милиции, но и во всех иных государственных службах…

А ещё людей настораживала откровенная поддержка Киевом украинских националистов, которые люто ненавидели всё русское и не раз публично обещали, что «Крым будет либо украинским, либо безлюдным». У жителей Севастополя надолго остался в памяти визит так называемого «поезда дружбы», на котором весной 1992 года из Киева прибыли боевики из националистической организации «Украинская национальная ассамблея – украинская национальная самооборона» (УНА-УНСО, запрещена в России). Эти боевики нагло прошагали по центральным улицам города-героя, пригрозили командованию Черноморского флота смертью, если командование не согласится перейти под юрисдикцию Украины, и прилюдно сорвали советский флаг с одного из прогулочных катеров, стоявших у пристани площади адмирала Нахимова.

Город вполне справедливо воспринял этот визит как наглый вызов-провокацию – и вовсе не со стороны нацистских маргиналов, а именно со стороны самой украинской власти. Ведь крымчане хорошо знали, что УНСО никогда не была самостоятельной структурой, а всегда напрямую курировалось из администрации украинского президента и из Службы безопасности Украины. Так что симпатий к украинской власти этот «поезд дружбы» Крыму явно не прибавил…

 

Мечты татарского Дудаева

Ситуацию ещё усугублял крымско-татарский вопрос. У крымских татар исторически очень сильно ущемлено чувство национального достоинства. И дело даже не в том, что их незаконно обвинили в массовом сотрудничестве с немецкими оккупантами и за это выселили из Крыма в 1944 году. Крымские татары оказались единственным народом Советского Союза, которому отказали в возрождении своей национально-территориальной автономии в 50-е годы, хотя такие автономии были реанимированы у других репрессированных народов – чеченцев, балкарцев, калмыков и т.д.

Почему была допущена такая несправедливость – тема отдельного большого разговора. Пока же замечу – это породило в крымско-татарском народе чувство глубокой обиды, что на Советский Союз, что на его преемницу Россию. И эту обиду в течение 23 лет довольно успешно эксплуатировали власти Украины, которые стремились таким образом удержать полуостров, противопоставив русских и татар. В 90-е годы Украина выделила татарам около 430 тысяч долларов на развитие национального движения, а к 2014 году эта сумма, по разным оценкам, достигала уже нескольких миллионов.

Особую роль здесь играл многолетний лидер запрещённого ныне в России меджлиса (татарского парламента), известный русофоб Мустафа Джемилёв. Татары говорили мне, что они сами нередко удивлялись патологической ненависти этого человека к русскому народу. По всей видимости, это стало следствием многолетнего пребывания бывшего уголовника Джемилёва в советских лагерях, где он близко сошёлся с националистами-бандеровцами. Уже в независимой Украине именно при помощи украинских националистов Джемилёв вошёл в украинскую политическую элиту.

В 90-е годы Мустафа Джемилёв с восторгом поддержал чеченских сепаратистов, с которыми Россия тогда вела войну. Он прямо говорил о том, что чеченский лидер Джохар Дудаев – его политический идеал, и что крымско-татарский народ всегда будет поддерживать чеченский народ в его борьбе с российской экспансией. А ещё Джемилёв всегда активно поддерживал любые инициативы украинских властей по разрыву отношений с Россией, по ущемлению прав русскоязычного населения республики – один раз он даже публично предложил вытеснить всех русских с территории полуострова по примеру того, как косовские албанцы выживали со своей территории православных сербов…

Конечно, далеко не все татары поддерживали эти людоедские инициативы. Но общественная поддержка у Джемилёва тем не менее была значительной, и она с каждым годом расшатывала хрупкий межнациональный мир на полуострове. В общем, Крым при попустительстве украинских властей в любой момент был готов превратиться в очередную горячую точку на территории бывшего СССР…

…Россия обратила внимание на полуостров только в связи с усиливавшимися контактами Украины со странами НАТО. США вообще вознамерились добиться вывода российского Черноморского флота из Крыма, чтобы занять его место. Первые тревожные сигналы об этом наши военные получили ещё в последние годы правления Ельцина, а при Путине были добыты уже весомые доказательства. В нашей газете я много писал об этом, поэтому повторяться не буду, а только замечу, что российскому Генеральному штабу был отдан приказ разработать план сначала по возврату России только одного Севастополя, а потом уже и всего Крыма.

Этот план в различных вариациях был окончательно утверждён примерно к 2007 году, но до самого конца российские власти надеялись, что воплощать его не придётся, и с Украиной можно будет договориться по-хорошему. Пока в 2014 году не грянул Евромайдан, после чего стало ясно – новые власти по указке США первым делом собираются выгнать из Крыма российских моряков. И план по возврату полуострова в состав России стал реализовываться на практике…

Да, конечно же, геополитика сыграла здесь решающую роль. Но, согласимся, и украинская глупость была существенной. Ибо как раз она и взрастила ту социальную базу, на основе которой России без проблем удалось забрать Крым. И, судя по последним воинственным заявлениям украинских властей по крымской проблеме, они так ничего не поняли и ничему не научились. Впрочем, сегодня это уже их личные проблемы…

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Новости партнеров
Похожие публикации