Не верь, не бойся, но прости

Фото Георгия Ахадова

На сцене ТЮЗа поставили психологический триллер

Рождество, пушистый снег падает за окном, венки из омелы украшают дом, ждущий гостей, и гости приходят… Правда, нежданyые и в половине третьего ночи. Только вот интеллигентная беседа очень быстро перестаёт быть томной и превращается в интеллектуальную битву, с каждой минутой всё более беспощадную.

За гранью уюта

Самую эксцентричную пьесу знаменитого Эдварда Олби «Кто боится Вирджинии Вульф» в Нижегородском ТЮЗе поставил главный режиссёр театра Виктор Шрайман. Да так, что впечатления буквально захлёстывают зрителей, ведь всё действо проходит от них всего в нескольких шагах – спектакль идёт на малой сцене. И три с лишним часа они вместе с героями пьесы всё глубже погружаются в пучину отношений героев то смешных, то странных, а то и просто пугающих и пробирающих до дрожи и мурашек, причём ощущая себя незримыми гостями эксцентричной парочки. А ведь начинается всё так невинно…

Первое, что видят зрители, – очень стильная и продуманная до мелочей обстановка богатого американского дома, созданная художником из саровского театра Владимиром Шириным. Окно в пол, за которым сверкает белизной зимняя ночь, стены гостиной, отделанные панелями из благородного морёного дуба, мягкий диванчик, респектабельные кожаные кресла, изящный столик, камин, в котором уютно мерцает огонь, бар, уставленный бутылками, такими манящими в морозную зимнюю ночь… Что может быть притягательнее?

И вот перед нами возникают муж и жена, которые, вернувшись с очередного скучного приёма, принимают гостей – молодую пару, чьи отношения, казалось, не вышли ещё за пределы взаимного обожания. А по сути – свою молодую копию. Тут-то и начинается самое интересное.

Скелеты в шкафах

На глазах у юных супругов хозяева разыгрывают целый спектакль. Ссорясь и осыпая друг друга оскорблениями, они открывают шокирующие подробности совместной жизни и попутно пытаются соблазнить ошалевших от такого непредвиденного напора гостей. Что из рассказанного правда, а что ложь? Насколько можно верить страшным рассказам хозяина дома о его детстве и родителях? Что вообще происходит здесь и сейчас? Сложнейший психологизм как по нотам разыгрывают четверо артистов – Владимир Берегов и Диана Горишняя (Джордж и Марта), Никита Чеботарёв и Анна Бледникова (Ник и Ханни). Любовь, ненависть, обожание и презрение переплетаются в их исполнении в единый клубок страшного гамлетовского взгляда в душу, в ад, не имеющий ни начала, ни конца. И каждый тут хорош по-своему.

Джордж – одна из лучших работ Берегова. Помятый интеллектуал, профессор-неудачник, оплакивающий рухнувшие надежды, он то преображается в дьявола во плоти, то в трепетного мужа, готового на всё, только бы защитить жену от демонов, терзающих её душу. Сложнейшая роль, исполненная на грани морали и чувства. Кажется, вот-вот его герой сорвётся и попросту размажет по стенке своего молодого соперника. Но он замирает, чуть не скрежеща зубами, и зритель ему верит.

Под стать ему и Марта, которую актриса показала вовсе не такой прямолинейной, как в пьесе. На подвиги её толкает вовсе не инстинкт, а внутренняя боль, которую не залить никаким бурбоном. В итоге Марта и Джордж наперебой сыплют откровениями, втягивая в свою истеричную игру новых знакомцев. Но и они далеко не ангелы.

Жадный до жизни, до карьеры, до приданого своей глупышки жены, Ник готов удовлетворить ректорскую дочку ради взлёта на университетский Олимп. Молодой актёр в этой роли с кажущейся лёгкостью отыгрывает всю гамму чувств, делая своего героя многогранным и неоднозначным.

И тут же, как его отражение, Ханни. Простушка, заливающая холод души горячительными напитками, в глубине которой живёт дерзкая леди с огненным темпераментом, которую она изо всех сил не пускает вырваться на свободу. Преображение её из дурнушки в алчущую львицу в ночной сорочке просто удивительно.

Понять себя

Спектакль позволил всем четверым актёрам показать всё своё мастерство в совершенно экстремальных условиях. Они практически постоянно вместе на сцене и словно страхуют друг друга, передавая инициативу, как мяч, и создавая вместе сложнейшее кружево психологизма спектакля. В итоге зрители видят две истории любви — растерзанной, но живой, и хотя и абсурдной, но сильной и настоящей, подчёркнутой финалом, где во тьме в объятиях мужа Марта шепчет: «Мне страшно».

Этот спектакль – непрекращающаяся дуэль, в которой нет победителя, который позволяет зрителям понять свой внутренний мир. Дословный перевод пьесы – это, скорее, «Не боюсь Вирджинию Вульф» — то есть не боюсь заглянуть в себя и принять вызов себя, реального, себе, вымышленному — тому, которого видят окружающие, а иногда и ты сам.

 

 

Добавить сайт в мои источники